Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года (понедельник) в 19:30
В центре "Архэ-Лайт" (Москва)

Состоится лекция «Инстинкты человека»

Подробности

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


Вернуться "Общественное поведение"


Социальная стабильность как залог долгого правления альфа-самца

Дата публикации: 2012-12-06 / Обсуждение [0]


 

Обыкновенные капуцины голосуют за социальную стабильность. (Фото <noindex><a target=_blank href=http://www.flickr.com/photos/tgduarte/>tgduarte</a></noindex>.)
Обыкновенные капуцины голосуют за социальную стабильность. (Фото tgduarte.)

 

Наследственная передача власти и материального имущества появилась в незапамятные времена: короли и вожди прошлого передавали свой сан детям, главы нынешних экономических корпораций-гигантов тоже нередко практикуют передачу своего поста по наследству. При этом наибольшей популярностью пользовалось (и пользуется) наследование власти и состояния по мужской линии. Если вам повезло родиться сыном председателя, главы, директора, вы можете рассчитывать на всевозможные социальные бонусы: окружающие будут оказывать вам всяческое почтение. Более того, если вы просто родились в семье пусть не лидера, но уважаемого человека, то взрослые члены сообщества поддержат вас как сына одного из своих.

Это характерный признак патриархального общества, и это, естественно, вызывает острейшее раздражение у прогрессистов. Но борцам за равноправие следовало бы направить свою критику сильно в глубь веков — в те времена, когда и человека-то ещё не было. Как пишет в журнале Advances in the Study of Behavior приматолог Сьюзан Перри из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе(США), все признаки такого мужского братства и почитания потомков благородного рода можно найти уже у обыкновенных капуцинов. Эти американские обезьяны считаются самыми развитыми среди приматов, не считая человекообразных. Их общественная жизнь характеризуется сложными политическими конфигурациями и социальными ритуалами, так что исследователи волне резонно считают сообщества капуцинов моделями «предчеловеческого» общества.

Г-жа Перри и её коллегии изучали этих обезьян с начала 1990-х, потратив на наблюдения в общей сложности около 79 тыс. часов; всего в поле зрения исследователей попало 11 устойчивых групп капуцинов. Каждая состоит в среднем из 19 особей, которыми управляет альфа-самец. Своё положение он добывает силой, и его привилегия — беспрепятственно спариваться со всеми «подведомственными» самками. Когда случается переворот, то есть на смену одному альфа-самцу приходит другой, новый правитель прежде всего истребляет всё грудное потомство своего предшественника. В этом есть свой смысл: самки, потеряв детёныша, снова готовы спариваться, и новый альфа может начать внедрять свои гены в следующее поколение.

Однако, как показали исследования, такие «дворцовые перевороты» негативно сказываются на психологическом состоянии молодых капуцинов. Обычно самцы, выросшие в той группе, где появились на свет, через какое-то время уходят в другие сообщества, причём часто не одни, а с друзьями. На новом месте им нужно завоевать социальный статус. Как оказалось, 63% самцов становились лидерами тех групп, в которые они попали, — но только если у себя дома им не пришлось пережить смену власти. И наоборот: только 11% из тех, кто застал дома дворцовый переворот, смогли стать на новом месте альфа-самцами.

Объясняется это следующим образом. Во-первых, большинство детёнышей принадлежит альфа-самцу, и в его интересах обеспечить социальную стабильность в группе и удержаться на посту как можно дольше. Правитель действует не только силой: по словам учёных, главная обезьяна использует разные политические уловки, позволяющие манипулировать подданными. Во-вторых, в социально стабильных группах выживает больше детёнышей. А это значит, что имеется больше возможностей для игр и развития социальных навыков. Эти навыки, в свою очередь, пригодятся молодым «карьеристам», когда им придётся управлять собственной группой.

Помимо этого, те самцы, которые живут в условиях социальной стабильности, в среднем на два года позже покидают «родную деревню». То есть они накапливают силу в спокойной обстановке и выходят в мир, будучи полностью готовыми к встрече с трудностями. Кроме того, за это время они могут выбрать себе настоящего друга, с которым отправятся покорять мир. Выросшие в эпоху социальных потрясений уходят из группы раньше, и их недозрелость в будущем оборачивается против них.

Но при чём здесь «мужские клубы» и «угнетение женщин»? В воспитании детёнышей принимает участие вся группа, и вот тут дискриминация даёт о себе знать. Детёныши-самцы, по крайней мере в первые годы жизни, пользуются бóльшим вниманием, чем маленькие самочки. Взрослые самцы предпочитают чистить шерсть «мальчикам» и вообще проводят с ними в три раза больше времени, чем с «девочками». (Взрослые самки при этом одинаково расположены к детёнышам обоего пола.) Однако, как замечают зоологи, не стоит рассматривать такое поведение взрослых самцов как исключительно бескорыстное. Заботясь о детёнышах-самцах, они подготавливают будущие социальные связи, выращивают, так сказать, потенциальных друзей, которые помогут им в конфликте — например, в защите собственного потомства (хотя субординантные самцы редко становятся отцами). Если выросший самец загорится жаждой приключений, ему проще найти другую группу, в которой он никому ничем не обязан, чем входить в конфликт с родной «социальной сетью».

Всё это сильно напоминает какой-то аристократический двор: потомки верховного сюзерена пользуются заботой многочисленных вассалов, причём предпочтение оказывается мальчикам, так как им предписана более активная политическая роль, чем девочкам. Сам правитель заинтересован в долгом правлении и счастье своего потомства, поэтому использует разные хитрости, чтобы ни у кого не возникло желания захватить трон. Его сыновья, повзрослев, отправляются на завоевание сопредельных земель, пользуясь отцовскими лидерскими генами, а также опытом и здоровьем, которые приобрели благодаря годам мирной жизни и всеобщей заботы. Да и сами подданные предпочитают «стабильную» синицу в руках драматическим событиям переворота. Неудивительно, что альфа-самцы капуцинов сидят на своих местах так долго, как другим «альфам» и не снилось, — до 18 лет!

Восславим же стабильность и будем же, как обезьяны!

Подготовлено по материалам Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.



Подготовлено по материалам "Компьюленты"