Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года состоялась лекция «Инстинкты человека»

Понравилась ли она Вам? Нужно ли делать другие видео-лекции по теме этологии?

Нам важно ваше мнение.

ПРОСМОТР ЛЕКЦИИ

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Kin selection dead?
В.С. Фридман
Обсуждение [1]

E.O.Wilson топчет своё детище прямо-таки в стиле Тараса Бульбы (вот начало, а вот продолжение + пересказ по-русски А.М.Гилярова).

Собственно, идеи родственного отбора как главного движущего фактора в развитии эусоциальности давно пора было отбросить (что не означает необходимости броситься из огня да в полымя – к групповому отбору). Уже в конце 80-х гг. стало понятно, что отбор родичей в реальных популяциях не действует. Прежде всего потому, что везде социальная близость важнее кровного родства – что у животных, что у человека, тем более, что ни они, ни мы не умеем это самое родство надёжно различать [а у целого ряда видов копуляционные системы построены так, что нормой является самый тесный инбридинг или его противоположность – группировки, направленно подбираемые из заведомо неродственных особей, и даже самые «эгоистичные индивиды» подчиняются этим системным правилам, бо ничего с ними не могут поделать].

 Ведь чтоб совершить нечто в отношении другого индивида – эгоистический ли или, напротив, альтруистический акт – особи могут задействовать лишь территориальную близость или социальную связь, действие и взаимодействие реализуется именно и точно через них, а они «принадлежат» не самим особям, а надиндивидуальной системе, популяции или социуму.

Этому фундаментальному противоречию социобиологии посвящено много ехидных страниц в книге Е.Н.Панова «Поведение животных и этологическая структура популяций» 1983 г. Однако, ликвидируя идею родственного отбора, социобиологи пытаются спасти её предпосылки – именно, идею итоговой приспособленности (inclusive fitness); вот здесь обсуждается, когда она работает, когда нет.

На мой взгляд, это попытка с негодными средствами, ибо понятие итоговой приспособленности неадекватно, ибо единицей, учитываемой отбором, являются не «эгоистичные гены», а организм как целое, который умеет управлять своими генами ничуть не хуже, чем мышцами и печенью, хотя и при помощи несколько иных сигналов – поведенческих стимулов, опосредованных каскадом изменений в переменных состояния, заданных концентрациями гормонов, нейромедиаторов и т.п.

Далее, ген, в отличие от организма, не является дискретной единицей, тождественной самой себе, в разные моменты своего существования  их нельзя выделять как отдельности, согласно обычным классификационным процедурам биологической систематики. А виды и отдельные особи можно – в силу известного факта эквифинальности онтогенеза и наличия механизмов, поддержания целостности, обеспечивающих устойчивость и дискретность дикого типа, у генов же ничего такого нет и в помине.

Лучше всего эту мысль пояснить это на примере идеи мема, который слеплен «по образу и подобию» «эгоистичного гена» социобиологов. Почему всякий мем – это не отдельность, а условность? Потому что в культуре нет «естественных границ», которые бы делили её на элементы, этаких «швов» или «надрезов». Кто какие элементы выделит в какой ситуации – это  определяется позицией (классовой, идеологической и т.п.) выделяющего. То же самое относится и к устойчивости/бесперебойности/помехозащищённости последующих процессов социальной трансляции этих элементов, о чём убедительно писал М.К.Петров.

Соответственно, говорить о мемах без указания «позиции» выделяющего бессмысленно. Разные группы с разных позиций выделяет и будет воспроизводить разные наборы элементов и будут бороться друг с другом за «каналы воспроизводства», чтобы пропустить в будущее ключевые символы собственной идеологии, но не пропустить идеологию оппонента.

Во-первых, гены реагируют на управляющие воздействия со стороны организма, примерно как заводы на динамику рыночной конъюнктуры. При слабых изменениях они меняют загруженность существующих производственных мощностей, чтобы удовлетворить потребность в продукте, при более сильных – перестраивают сами мощности.

Во-вторых, ген как единица рекомбинации, трансляции, транскрипции и репликации при каждом обращении к нему организма будет нетождественен сам себе, ибо в разные моменты при разном «напряжении жизни», в связи с разными управляющими воздействиями организм обращается к разным несовпадающим друг с другом «нуклеотидным текстам». Ergo, объединять их под рубрикой «такой-то ген» при эволюционном рассуждении недопустимо (в отличие от функционального), поскольку нет этой самой отдельности, которая была бы тождественна самой себе и устойчиво обособлена от других отдельностей на протяжении всего периода времени, значимого для данного рассмотрения.

[И, конечно, на русском языке аж в 1959 и 1966 году выходили книги С.И.Малышева по эволюции инстинктов у перепончатокрылых, где тема становления эусоциальности раскрыта куда как лучше - красивей и чётче, чем в последнем творении Вильсона со товарищи, ибо дана в увязке с особенностями биологии каждой отдельной группы ранга семейства, а не общими фразами, истина же конкретна. См. Малышев С.И., Перепончатокрылые, их происхождение и эволюция, М., Наука, 1959; Малышев С.И. Становление перепончатокрылых и фазы их эволюции. М.—Л., «Наука», 1966].



2010:09:24
Обсуждение [1]


Источник: Блог Фридмана