Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года (вторник) в 19:30
В центре "Архэ-Лайт" (Москва)

Состоится лекция «Инстинкты человека»

Подробности

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Мало не бывает
М Попов
Обсуждение [0]

Что год, то дети: некогда
Ни думать, ни печалиться,
Дай бог с работой справиться
Да лоб перекрестить.
Николай Некрасов
 

Одна моя знакомая семья уже несколько лет спорит на одну и ту же тему. «Может, третьего заведем?» — храбрится муж. «Да что ты! — привычно возражает жена. — Куда нам третьего в двухкомнатную квартиру. Да и зарплата у тебя…» Словом, ведут себя как типичные датчане, которые не готовы жертвовать собственным счастьем ради будущих поколений.

ОСТАНОВИМСЯ НА ПЕРВОМ

Если дети приносят радость, сколько их нужно для того, чтобы эта радость была максимальной? Ответить на этот вопрос не так-то просто. Можно измерить субъективное благополучие человека и сопоставить с числом детей в семье. Собрать большую статистику и получить зависимость. Вот только что здесь причина, а что следствие? Гены отвечают примерно за 50% различий в уровне счастья. И может статься, не дети приносят счастье, а изначально довольные жизнью люди заводят детей. Разобраться с генетическим детерминизмом взялись профессор социологии Ханс-Петер Колер из Пенсильванского университета, его коллега-экономист Джир Берман и эпидемиолог Аксель Скитте из Университета Южной Дании. Решив, что сравнивать нужно людей с одинаковыми генами, они воспользовались подробными социологическими опросами близнецов (в Дании их регулярно проводят с 1954 г.). Судьбы тысяч однояйцевых близнецов складывались по-разному. Одним так и не выпало родительское счастье, другим — выпало в особо крупных размерах. Работ, в которых пытались измерить влияние детей на счастье родителей, и до Колера было достаточно. Делались они на основе масштабных соцопросов, и в зависимости от методики у разных авторов получались разные результаты. Однако все они клонились в неутешительную для чадолюбивых родителей сторону. В лучшем случае зависимость между количеством детей в семье и уровнем субъективного благополучия родителей не обнаруживалась вообще. В худшем получалась устойчивая негативная корреляция: счастье и дети казались несовместимы.

Работа с близнецами позволила Колеру и соавторам внести ясность в детский вопрос и расставить интересные акценты. Первенец, рассчитали исследователи, был несомненной радостью и для мужчин, и для женщин*. Матери 25-45 лет, у которых на момент опроса был один ребенок, оказались в среднем на 20% счастливее своих бездетных сестер-близнецов. Второй ребенок немного убавлял материнское счастье, однако женщина с двумя детьми была все еще счастливее бездетной. Третий ребенок возвращал уровень счастья у женщины почти на исходные позиции, а заботы и хлопоты с каждым последующим делали многодетных женщин несчастнее бездетных.

Отцы радовались появлению первого ребенка, но радость эта была чуть меньше женской. Большое значение имел пол малыша, чего не наблюдалось у женщин. Первенец-мальчик вызывал подъем отцовского счастья на 17%, а девочка — только на 10%. Но вот второй и последующие дети счастья отцов не убавляли — многодетные отцы были не менее, хотя и не более счастливы, чем однодетные. Словом, если брать в расчет только ощущения родителей в возрасте до 45 лет, одного ребенка для счастья вполне достаточно. «С точки зрения субъективного благополучия второй — уже ошибка», — провоцирует Колер. Видя, как много радости приносит первый ребенок, родители заводят второго, недооценивая затраты сил на его воспитание или переоценивая радость, которую он принесет. «Люди склонны проецировать эмоциональный вклад от важных событий, которые с ними произошли, на такие же события в будущем — это распространенная модель поведения, известная как проекционная предвзятость», — поясняют исследователи.

Копнув глубже, Колер, Берман и Скитте соотнесли субъективное благополучие, наличие детей и брачный статус — и пришли к заключению, которое сами называют провокационным: мужчины и женщины вступают в союзы по разным причинам. Женщины выходят замуж, чтобы завести детей, мужчинам же дети нужны, чтобы наслаждаться браком. У женатого мужчины уровень счастья был намного выше, чем у его холостого близнеца. У женщин же счастье брака или гражданского союза сильно зависело от наличия детей.

ДЕМОГРАФИЯ ОДИНОЧЕК

В апреле Евростат опубликовал демографические данные за 2006 г. по странам расширившегося Европейского союза (Европа-27). Как повелось с 1995 г., естественный прирост населения балансирует около нуля — добавление новых стран не изменило картину. В прошлом году население приросло естественным путем на 0,08%, в позапрошлом — на 0,06%. При этом в Болгарии, Латвии, Литве, Венгрии, Эстонии, Германии и Румынии население сокращается.

«Желание семей максимизировать свое субъективное благополучие и ограничиться одним ребенком — движущая сила сверхнизкой рождаемости, которая наблюдается в Европе, особенно Восточной», — комментирует Колер. Совсем мода на детей не пройдет по той же причине. «Полная бездетность возрастет, но ненамного. Дети будут цениться даже в очень развитых обществах», — успокаивает социолог. Сейчас вместе с коллегами он исследует связь рождаемости и счастья в разных европейских странах. Там нет таких хороших данных по близнецам, но с помощью датской базы Колер смог рассчитать поправки для опросов населения в целом. Данные еще не готовы, но «интуиция говорит о том, что базовый шаблон — первый ребенок приносит больше всего счастья, вклад остальных небольшой или отрицательный — в развитых странах распространен повсеместно». Именно поэтому так трудно поднять рождаемость с помощью финансовых стимулов. Люди останавливаются на одном ребенке не потому, что не хватает денег, а потому, что им так надо для собственного удовольствия. Про наш материнский капитал Колер знает: «В России за второго и последующих детей предлагаются очень большие выплаты. И это правильно — они должны очень существенно влиять на благосостояние семьи, чтобы переломить вклад субъективного благополучия».

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

И в прошлых, и в новых работах Колер интересуется субъективным благополучием только у родителей, не беря в расчет, что чувствуют их дети. «Нужны ли ребенку для счастья братья и сестры — очень интересный и важный вопрос, но он пока лежит за рамками наших исследований», — пояснил он . Ответ на этот вопрос содержится в исследовании Ника Парра из Университета Макуари в Сиднее**. Взрослый мужчина чувствовал себя более счастливым, если в детстве у него были братья или сестры. У прекрасного пола получалось все наоборот: женщина, которая была единственным ребенком в семье, оказывалась существенно счастливее той, у которой были братья или сестры. Если сопоставить эти результаты Парра с выводами Колера, получается, что в развитых странах мужчины новых поколений становятся все несчастнее, а женщины — все счастливее.

Но кто подаст этим счастливцам стакан воды, когда они состарятся? Колер до сих пор удивляется собственным результатам, но, похоже, датским старикам от наличия взрослых отпрысков ни холодно ни жарко. Если счастье 25-45-летних сильно зависело от наличия детей, то в интервале 50-70 лет в исследовании датских близнецов эта зависимость исчезала. Рабочая гипотеза Колера такова: 50-70-летние люди в Дании, как правило, достаточно здоровы. Они или работают, или получают довольно высокие пенсии. В стране хорошая система здравоохранения. Поэтому во многих вещах, в которых они могли бы зависеть от детей, — помощь деньгами, поддержка в болезни и т. д. — они либо не нуждаются, либо получают их от государства. Но не спешите с обобщениями. Экономисты Майкл Шилдс и Марк Вуден из Мельбурнского университета показали, что в Австралии старики тем счастливее, чем больше у них финансово независимых детей***. «Дети, с точки зрения родителей, — долговременные инвестиции в будущее», — рассуждают Шилдс и Вуден. Зачем такие инвестиции, если есть хороший собес? Дания тратит на социальные расходы почти 30% ВВП, Австралия — 18%. Россия еще меньше — около 16% ВВП.

Выходит, не только материнский капитал может способствовать увеличению рождаемости в России. Концепция «стакана воды» тоже может сработать.

 

* Kohler  H.-P. et al. Partner+children= happiness? The effects of partnerships and fertility on well-being. Population and Development Review. 2005. Vol. 31.
P. 407-445.
** Parr  N. Do children from small families do better? Journal of Population Research. 2006. Vol. 23, № 1.
P. 1-25.
*** Shields  M., Wooden  M. Marriage, children and subjective well-being. Paper pres. at 8th Australian Institute of Family Studies conf. Melbourne, 12-14 Feb. 2003. http://www.melbourneinstitute
.com/hilda/Biblio/cp/conf-p01.pdf.

18 (59) 21 мая 2007

 

 



2007:10:06
Обсуждение [0]


Источник: Smart Money