Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Расизм, нацизм и естественный отбор
А.В. Вязовский
Обсуждение [2]

Наша истинная национальность – человек.

                                                                                                                             Герберт Уэллс

 

В этологической литературе можно найти два объяснения наличия стойкой расовой и национальной неприязни одних людей по отношению к другим. И оба эти объяснения приводит Виктор Дольник в своей книге «Непослушное дитя биосферы».

Во-первых, у человека может срабатывать программа изоляции вида. Это такой инстинкт, который препятствует скрещиванию одного вида с другим через эмоции отвращения и агрессии. В трактовке Дольника, действие инстинкта изоляции вида у людей - природная ошибка, т.к. межрасовые и национальные различия (цвет кожи и т.п.) вовсе не являются межвидовыми и никак не препятствуют размножению.

Тут необходимо сделать отступление и объяснить читателю, зачем вообще в ходе эволюции возник подобный механизм. Дело в том, что процесс видообразования часто происходит в форме кладогенеза, когда исходный (материнский) вид распадается на два (три и т.д.) дочерних подвида. Постепенно подвиды специализируются, между ними возникает репродуктивный барьер и вот тогда востребованными становятся инстинктивные программы, которые «обслуживают» этот репродуктивный барьер, т.к. делают особей одного подвида неприятными, отвратительными или даже смешными для другого подвида (см. взаимоотношения кошки и собаки или реакцию людей в зоопарках на ужимки макак). Т.о. экономится энергия, особи не тратят время и силы на ритуалы ухаживания, соперничества и т.д. – все равно жизнеспособного потомства не будет. Типичным примером начала подобного процесса видообразования можно считать павианов-гамадрилов и анубисов. Это два подвида приматов, которые тысячи лет назад имели общего предка, но постепенно начали свое расхождение от материнской ветки и сейчас уже практически не спариваются (зоны скрещивания еще остались, но они постоянно уменьшаются). Похоже происходил процесс видообразования и возникал репродуктивный барьер между людьми и приматами 1.5-2 млн. лет назад. И именно этому процессу мы обязаны появлением инстинктивных программ изоляции вида в нашем геноме, которые, как нам теперь становится ясно, продолжают неоправданно действовать, но уже в отношении нас самих.

Второе объяснение, которое приводит Виктор Дольник – это расизм и нацизм, как форма снижения плотности калапсирующих скоплений. При превышении численности популяции выше определенного порогового значения, у человека срабатывают программы «разделись на своих и чужих» и вместе со «своими прогони (убей) чужих». Релизером (пусковым механизмом), который запускает подобное инстинктивное поведение, видимо служит любая форма средового дефицита (территории и личного пространства, репродуктивных партнеров, пищи и т.д.). Однако, слабым местом этой гипотезы является отсутствие аналогий в животном мире. При всей оригинальности идеи, Виктор Рафаэльевич не приводит примеров подобного разделения на «своих и чужих» в среде приматов или птиц.

Более того, существуют факты, которые свидетельствуют о то, что у приматов повышение плотности приводит к снижению уровня агрессии. Например, французский этолог де Вааль описывает колонию шимпанзе в Арнемском зоопарке (Нидерланды). При переводе большой группы обезьян на зиму в маленький вольер (всего лишь 5% от площади большого летного вольера) оказалось, что в зимнее время все ожесточенные конфликты самцов за власть стихали, возрастал уровень аффилиативного поведения, умиротворения, грумминга. Впрочем, данное наблюдение нельзя считать сделанным в естественных условиях существования – группа хорошо знала оба вольера, в ней отсутствовали чужаки…Пожалуй, только у крыс достоверно установлено, что повышение плотности приводит к увеличению уровня агрессии (знаменитая серия экспериментов Дж.Колхауна).

Наконец, в этологии, существует третья трактовка таких явлений как расизм и нацизм. Назовем ее условно, социобиологической. Выше был описан процесс кладогенеза вида. Происходит он в ходе естественного отбора, когда из материнской популяции выживают только два специализированных подвида, а все остальные особи вымирают. Однако подобная форма отбора не является единственной. Как ни странно это звучит, когда вид не меняется (не распадается на подвиды и т.п.) – эволюция все равно идет. В таком случает, этологи и биологи говорят, что у вида наблюдается отбор «по норме реакции». Т.е. приоритет в выживании и размножении имеют те особи, которые являются средними по своим качествам – морфологическим, поведенческим и т.д. Все более менее пограничные, отклоняющиеся состояния отбраковываются и зачастую не без помощи своих «средних» собратьев. Причем «усредняющий» отбор может идти по любым несвязанным друг с другом факторам – форме носа и ушей, умению петь и т.д. Таким образом, из этой гипотезы следует, что идеологи расизма и национализма – просто гипертрофированные носители стабилизирующего отбора в конкретной популяции. Изгоняя и преследуя «инаких», препятствуя образованию брачных пар с людьми других рас и национальностей, фашисты, нацисты и иже с ними просто обслуживают естественный эволюционный процесс. Однако это содействие эволюции имеет крайне однобокий характер и, в конечном счете, становится барьером в приспособительной борьбе за выживание. Ведь оставляя популяцию без пограничных особей идеологи «чистоты расы и нации» резко снижают ее адаптивные возможности. Именно широта и разнообразие генофонда - залог выживания человечества в случае быстрого (или медленного) изменения условий существования (окружающей среды и т.п.). Предположим, что мы, русские, ограничим свои контакты (или не дай бог уничтожим) какое-нибудь племя с другим цветом кожи и разрезом глаз, а также изолируем всех похожих на них людей, проживающих среди нас. А через 10 лет окажется, что представители этого народа и подобный антропологический тип является носителем группы генов устойчивости, например, к СПИДу. Или к малярии, что более актуально в свете процессов глобального потепления. Т.о. мы лешим себя очень важных адаптивных характеристик, что очевидно не прибавит нам шансов в борьбе за существование.

Важно также отметить, что современные условия существования человечества (глобализация, миграции) объективно способствуют отнюдь не отбору на норму и изоляции вида, а наоборот, мощной гибридизации и смешению (процессы метизации и т.п.). Свобода миграций и передвижений, сексуальная революция, прогресс медицины… – все это факторы, которые делают бессмысленным любые попытки долгосрочного отбора на норму. Тем более в свете эволюции любая норма – вещь очень и очень относительная. Сегодня средней характеристикой является маленький нос у мужчин и женщин, спустя 100 лет большой нос, как обеспечивающий лучшую фильтрацию загрязненного воздуха. Таких примеров можно придумать много.

Я намеренно, не трогал в данной статье этический аспект проблемы расизма/национализма – на эту тему много уже написано и сказано, а лишь ограничился описательно-научным, а не нормативным подходом (плохо/хорошо). Надеюсь, мне удалось показать бессмысленность и вредность расистских и нацистских концепций, даже если придерживаться чистого сциентизма.

 



2007:04:09