Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года (понедельник) в 19:30
В центре "Архэ-Лайт" (Москва)

Состоится лекция «Инстинкты человека»

Подробности

А. И. Фет "Инстинкт и социальное поведение"
Оглавление и введение

Опубликована в 2005 году. Второе издание − 2008 г.,

ИД «Сова», Новосибирск. − 720 стр.

Оглавление

Введение

Глава 1 Инстинкт

  1. Понятие инстинкта
  2. Открытые программы
  3. Генетическая и культурная наследственность у человека

Глава 2 Групповой отбор, происхождение человека и происхождение семьи

  1. Групповой отбор
  2. Очерк происхождения человека
    • Гипотезы о происхождении человека
  3. Образование племен
  4. Происхождение семьи

Глава 3 Социальная справедливость

  1. Наука и общественная жизнь
  2. Инстинктивные основы социального поведения
  3. Коллективистская и индивидуалистическая мораль
  4. Асоциальные паразиты

Глава 4 Культура и поведение

  1. 1. Значение культуры
  2. 2. Дихотомическое устройство человека
  3. 3. Древнейшие механизмы культуры
    • Дихотомия добра и зла
    • Система ценностей
    • Религия
    • Семья
    • Равенство в племенной культуре
  4. Идеалы культуры
    • Относительность идеальных понятий
    • Общие закономерности развития культур

Глава 5 Возникновение неравенства

  1. Родовая знать
  2. Государство
  3. Частная собственность

Глава 6 Начало классовой борьбы

  1. Общественные конфликты
  2. Пути порабощения человека
  3. Начало классового общества
  4. Рабство и свобода
  5. Изобретение денег и его последствия

Глава 7 Христианство и Средние века

  1. Гибель древней цивилизации
  2. Сущность христианства
  3. Происхождение христианства
  4. Учение Христа
  5. Церковь и Темные века
    • Наследие древности
    • Христианская церковь

Глава 8 Прогресс и его изнанка

  1. Происхождение идеи прогресса
  2. Понятие прогресса
    • Сравнение культур
    • Гуманистическая система ценностей
    • Идея прогресса
  3. Оборотная сторона прогресса
  4. Французская Революция

Глава 9 Рынок и современная цивилизация

  1. Предпосылки первой цивилизации
    • Население
    • Рынок
    • Разорение крестьян
    • Роль Европы
    • Явление машины
  2. Свободный рынок
  3. Игры и экономическое поведение
  4. Ограничения свободного рынка
    • Экстремальные принципы в естествознании
    • Локальность равновесия
    • Границы применимости принципа Адама Смита
    • Ограничения свободного рынка
    • Кибернетический смысл регламентации рынка

Глава 10 Начало капитализма

  1. Современный капитализм
  2. Промышленная революция
  3. Капитализм в Англии
  4. Капитализм во Франции
  5. Пролетарская революция

Глава 11 Начало социализма

  1. Новая религия
  2. Утописты
    • Фурье
    • Сен-Симон
    • Оуэн
    • Луи Блан
  3. Маркс и марксизм
  4. Социал-демократы и современный капитализм

Глава 12 Русская революция и коммунизм

  1. Сущность коммунизма
  2. Россия
  3. Большевики и советская власть
  4. Террор и конец коммунизма

Глава 13 Двадцатый век

  1. Фазы развития культуры
  2. Национальный вопрос и война
  3. Первая Мировая война и кризис социализма
  4. Вторая Мировая война и кризис демократии
  5. Усталый мир

Глава 14 Явление человека

  1. Почти невозможная история
  2. Инстинктивные и культурные установки человека
  3. Картина мира
    • Ньютонианство
    • Наука и религия
    • Границы ньютонианства
    • Кибернетика современного общества
    • Квазистатическая модель эволюции культуры
    • Модель стимулируемого потребления

Глава 15 Возможное будущее

  1. Идеалы культуры
    • Возникновение идеалов
    • Культура и человек
    • Первые христиане
    • Французские просветители
    • Русская интеллигенция
  2. Проблема человека
    • Народ и его друзья
    • Философия и идеология
    • Простой человек
  3. Цели культуры
  4. На пороге будущего
    • Интеллигенция будущего

Приложение: Общество потребления

Введение

Так называемая «природа человека» была и остается предметом заблуждений. Старое заблуждение было в том, что человек по природе своей ангел, но падший ангел; новое заблуждение состоит в том, что человек по своей природе зверь, но зверь, поддающийся дрессировке. Вряд ли надо доказывать, что человек никогда не был и не может быть ангелом. Но философия Нового времени, поставившая земные интересы на место небесных, впала в другую, противоположную крайность. Она изобразила человека чудовищем эгоизма и жестокости, а человеческое общество – как «войну всех против всех» (bellum omnium contra omnes). Это понимание природы человека, с циничной прямотой высказанное Гоббсом, до сих пор остается основой государственной мудрости западного мира. Что бы ни говорили в торжественных случаях его представители, подсознательное мышление и вытекающие из него установки этих людей предполагают, что человек – опасный зверь, всегда преследующий корыстные интересы, а вся организация общества нужна для того, чтобы держать этого зверя в узде.

Нетрудно видеть, что строй, именуемый «демократией», в сущности опирается на эти представления. Демократия началась с насильственных притязаний власти и насильственного сопротивления этим притязаниям; она держится на принципе равновесия властей (checks and balances), то есть предполагает едва сдерживаемый конфликт, часто принимающий резкие формы. Представление Гоббса о «природе человека» по-прежнему господствует в общественной жизни. Но это представление неверно.

Выражение «природа человека» – если оно имеет какой-нибудь смысл – относится не к ангелу и не к зверю. Аристотель определил человека как «общественное животное», но более точное определение дал немецкий антрополог Арнольд Гелен: человек – это культурное существо (Arnold Gehlen, Der Mensch, seine Natur und seine Stellung in der Welt). Конрад Лоренц объясняет это определение следующим образом: «Вся система врожденного поведения и реакций человека филогенетически устроена, то есть «рассчитана» эволюцией таким образом, что нуждается в дополнении культурной традицией». Культура доставляет ему язык, без которого нет человека, и многое другое, чего не содержит человеческий геном. Для понимания человека надо принимать во внимание присущие ему – и только ему во всем живом мире – две взаимодействующих системы наследственности, генетическую и культурную. Только новая наука о поведении животных и человека – этология – открывает путь к такому синтезу. Конрад Лоренц в своих работах, прокладывающих новые пути в науке, внес неоценимый вклад в самопонимание человека, сравнимый лишь с открытиями Дарвина. Лоренц открыл инстинкт внутривидовой агрессии, присущий всем «территориальным» животным: этот инстинкт побуждает их охранять используемую ими территорию от животных своего вида. Лоренц показал, каким образом из инстинкта внутривидовой агрессии произошло узнавание индивида, а затем все высшие эмоции животных и человека, в том числе такие специфические эмоции человека, как дружба и любовь. По этой причине он назвал свою знаменитую книгу «Так называемое зло» (Das sogenannte Böse), подчеркнув этим положительные аспекты агрессии.

В мире животных инстинкт внутривидовой агрессии играет роль «отталкивания». Другой инстинкт, играющий роль «притяжения», был открыт Дарвином – это социальный инстинкт, определяющий условия общественной жизни стадных животных. Именно этот, еще недостаточно изученный инстинкт определил образование первоначальных человеческих групп, а затем, вместе с культурными факторами, племен и государств. Равновесие животных сообществ, и в частности человеческих обществ, зависит от динамического равновесия этих двух великих инстинктов. В природе равновесие всегда достигается таким образом – как результат действия противоположных сил: простейшим примером является уже равновесие молекул кристалла, в конечном счете возникающее за счет наличия двух электрических зарядов.

Один из стереотипов философии – предполагаемая «неизменность человеческой природы». Философы считали этот тезис столь очевидным, что даже не затрудняли себя доказательствами, ограничиваясь пессимистическими замечаниями о человеке – с примерами, которые нетрудно подобрать. Но если можно сравнивать людей разных эпох и культур, это не значит, что надо сравнивать новорожденных. В таком случае «неизменность» можно в самом деле оправдать, поскольку анатомия и физиология человека вряд ли сильно изменилась с эпохи неолита. Сравнивать надо взрослых людей, сложившихся в их культуре; а тогда обнаруживается изменчивость «природы человека», как раз и делающая это понятие интересным. Культурная наследственность позволяет людям передавать потомству приобретенные ими знания и навыки. Наследование приобретенных признаков, постулированное Ламарком и отсутствующее в биологии, парадоксальным образом обнаруживается в человеческой культуре. Вследствие этого необычайно ускорилась эволюция человека. Эта же причина обусловливает пластичность человеческой природы, способной к необычным в живой природе превращениям.

Однако, в человеческой природе есть древнейший слой, определяемый инстинктами, то есть генетической наследственностью. Этот слой не может быть изменен культурой, хотя формы проявления инстинктов зависят от культуры и определяют облик этой культуры. Биологическое в человеке всегда противилось формальному подходу и считалось «иррациональным». С ним связаны понятия «добра» и «зла»: первое из них представляет в фантастической форме социальный инстинкт, а второе – инстинкт внутривидовой агрессии. В этом слое нашей психики содержатся и правила племенной морали, определенные социальным инстинктом и распространенные мутацией на больший коллектив – человеческое племя, а в наше время это общее достояние всех племен превращается, в ходе культурной эволюции, в этику будущего человечества. Эти правила племенной морали были нарушены в ходе развития общества, где возникли структуры и отношения, воспринятые человеком как «социальная несправедливость».

Предметом этой книги является реакция на «социальную несправедливость», проходящая через всю историю и получившая название «классовой борьбы». Классовая борьба возникает вследствие ряда причин, биологических и культурных, взаимодействие которых я пытаюсь описать. Моя главная цель – выяснить действие социального инстинкта в человеческом обществе, описать условия, фрустрирующие его проявления, и объяснить последствия всевозможных попыток подавить этот неустранимый инстинкт. Я начинаю с описания системы инстинктов человека с точки зрения этологии, отмечая специфически человеческие черты этих инстинктов, единственные в животном мире. Затем я рассматриваю биологическую составляющую истории на известном материале, который, по-видимому, никто еще не пытался истолковать с этой стороны. Наконец, в конце книги я привожу некоторые удручающие факты, касающиеся нынешнего биологического и культурного положения человека – факты, уже отчасти указанные в книге Лоренца «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества». Более подробное представление о содержании книги можно составить из оглавления.

Я не пытаюсь определить, что такое справедливость: это слово означает обычно соблюдение принятых в обществе правил, но такие правила зависят от места и времени. Напротив, инстинктивная реакция, которая меня интересует, имеет биологическое происхождение: она обусловлена социальным инстинктом человека и потому не может быть изменена. Но можно изменить фрустрирующую человека культуру, определяющую условия действия наших инстинктов. Институт демократии несомненно нуждается в реформе. Этот институт образовался в Средние века и содержит в себе отчетливое отрицательное представление о человеке, заимствованное из христианской эсхатологии. Но демократия меняется. Она уже не нуждается в смертной казни и не привязывает человeка к позорному столбу. Если сравнить наше нынешнее понимание демократии, например, с английскими законами начала девятнадцатого века, то изменение демократии оказывается очевидным фактом. Демократия все еще нуждается в силе – и не должна быть слабой – но она больше доверяет человеку. Меняется не только «человеческая природа», но и наше представление о ней.

Философы всегда были пессимистами – не только кабинетные мыслители вроде немецких идеалистов, но даже более знакомые с человеческим обществом, такие, как Юм, тоже веривший в неизменность «природы человека». Биологическая революция в философии, произведенная Лоренцем, может изменить эту укоренившуюся установку. Мы знаем теперь, что в человеческом обществе возникает обратная связь – самопонимание общества и сознательное изменение его усилиями человека. Нынешнее общество, с его механическими реакциями на случайные события, вообще нежизнеспособно. Если человечество выживет, то возникнет новое общество, где будет жить новый человек. Это далекая цель, но ничто меньшее нас не спасет.


Оглавление: