Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

все темы

Ранги у человека : мифы и реальность?

1-20 21-40 41-56

[#10638]Michael8:23 26/04/2006
Это последний фрагмент из энциклопедической книги ... :)
[#10637]Michael8:22 26/04/2006
Хто последний фрагмент из энциклопедической книги Хайнца (Ганса) Хекхаузена, из которого можно сделать вывод, что на момент написания этой книги и издания её 1986 г. в СССР ничего о биологических источниках власти было неизвестно.
... а концепция источников власти, изложенная в работах В. Р. Дольника, вероятнее всего, является оригинальной авторской.
[#10636]Michael8:18 26/04/2006
Биологические аспекты
В отличие от других мотивов, таких как агрессия и оказание помощи (альтруизм), для поведения, побуждаемого мотивацией власти, пока не найдено эволюционно-психологических и социобиологических объяснении и даже специфических мето¬дик исследований. Поведение, которое - как поведеиие доминирования и защиты - можно связать с применением власти и рассматривать как его компонент (как это сделано в работах Winter, 1973, и McClelland, 1975, 1984b), рассматривается в связи с социальными связями и внутривидовой агрессией. Поведение власти, очевидно, является слишком сложным и многообразным, оно связано с многочисленными социокультурными нормами и институтами, делающими его слишком человеческим для того, чтобы рассматривать в эволюционной перспективе не ко его отдельные компоненты (такие, как агрессивное воздействие, запугивание или импонирование), но и действие власти в целом. Однако на то, что и это поведение имеет глубокие биологические корни, указывает регулируемая гормональными механизмами взаимосвязь между сдерживаемым мотивом власти, с одной стороны, и повышенным давлением крови и ослаблением иммунной системы с другой (см.: McClelland, 1984b). Об этом свидетельствуют данные новой пограничной дисциплины -«психонейроиммунологии».
[#10585]Michael7:52 23/04/2006
Таблица 10.2 Восемь видов агрессии по Мойеру
1. Вид 2. Описание
1.1. Хищническая 2.1. Животное преследует, хватает и убивает свою естественную добычу
1.2. Внутривидовая 2.2. Самец набрасывается на незнакомого самца своего вида
1.3. Родительская 2.3. Мать набрасывается на того, кто угрожает ее детенышам
1.4. Связанная с отношениями полов 2.4. Самец агрессивно реагирует на сексуальный ключевой раздражитель
1.5. Вызванная страхом 2.5. Загнанное в угол животное становится агрессивным
1.6. Связанная с раздражением 2.6. Рассерженный индивид набрасывается на другого или на неодушевленный объект
1.7. Инструментальная 2.7. Индивид использует агрессивное поведение в качестве средства для достижения желаемой цели
1.8. Территориальная 2.8. Животное защищает свою территорию от непрошеных гостей

Особенный интерес представляет агрессивное поведение наиболее высокоразвитых животных — человекообразных обезьян типа шимпанзе (см.: Hamburg, 1972; Lawick-Goodall, 1968). Внутривидовая агрессия ограничивается в основном самцами и проявляется в ситуации, когда чужой самец заходит на участок данной группы, когда нарушается индивидуальная дистанция или дистанция между различными группами. В несколько меньшей степени агрессию инициирует также возможность пользоваться едой и готовыми к спариванию самками. Все это происходит в условиях подчинения или господства в рамках линеарной системы доминирования, на вершине которой находится самец альфа. Эта система доминирования существенно снижает уровень агрессии внутри группы. При исчезновении самца альфа уровень внутригрупповой агрессии сразу же повышается.
У тех видов, где не происходит образования пар, взрослых самок в стае больше, чем самцов, поскольку последние либо «пропадают», либо (что, однако, случается редко) оказываются убитыми на границе участка самцами соседней группы. При смене самца альфа дело может доходить до убийства детенышей. Новый самец альфа убивает еще зависимых от матери детенышей своего предшественника (преимущественно самцов) и тем самым (вполне в духе совместной приспособленности) повышает шансы своего собственного потомства; причем самки с потерей своего потомства сразу становятся снова готовыми к спариванию и зачатию (Hausfater, Hrdy, 1984).
Система доминирования в стае состоит в линейной ранговой упорядоченности самцов. Самец альфа, как правило, вступает в союз со следующим по рангу самцом.
Доминирование часто зависит от поддержки со стороны материнской особи и родственников, кроме того, оно может основываться на «победах» в стычках и потасовках. Не все самцы стремятся к позиции альфа, многие лишь защищают свой статус, когда кто-то угрожает ему. Помимо поддержки со стороны «родственников» доминирование предполагает поведение, которое с позиций человеческой психологии можно было бы охарактеризовать как «уверенную манеру держаться» и «стремление к самоутверждению» (van Hoof, 1967; Weisfeld, Berestord, 1982). У самок доминирование определяется принадлежностью к родственной группе, и линейного рангового порядка здесь нет. С помощью такой системы доминирования гармоничная групповая жизнь может поддерживаться годами, до тех пор пока не умрет самец альфа.
Описанные формы доминирования и агрессии у человекообразных обезьян (а отчасти и у других высших млекопитающих) можно сопоставить как с аналогичными, так и с существенно отличающимися формами поведения у человека. Рассмотрим некоторые аналогии. Человеческая система доминирования (у мужчин) также является линейной. Близкие друзья соседствуют в иерархии. Прочные отношения доминирования обнаруживаются уже у дошкольников. Хотя мальчики чаще являются зачинщиками конфликтов и потасовок, девочки также занимают определенное место в иерархии доминирования. Уже в промежутке от трех до пяти лет между детьми обнаруживаются индивидуальные различия в уверенности и стремлении к статусу (см.: Strayer, Strayer, 1976). В последующие годы - в детстве и юности - ранговые иерархии становятся удовлетворительными для всех, они снижают агрессию и напряжение. Девочки в более старшем возрасте практически не входят в складывающиеся линейные иерархии доминирования, они образуют, скорее, нечто вроде «клики», стремящейся доминировать над всеми остальными членами группы (Savin-Williams, 1979, 1980).
Ситуации, инициирующие проявления агрессии у мужчин, аналогичны пусковым стимулам агрессии у самцов приматов, особенно при нарушении личной дистанции или неуважении границ группы. Незнакомые дети, приходящие в сложившуюся группу, часто подвергаются нападению со стороны доминирующих в группе мальчиков. В поведении людей нет прямых соответствий убийству чужих детенышей самцом альфа, однако недавно были обнаружены межполовые различия детской смертности на первом году жизни в прошлые столетия, зависящие от того, кто — мальчики или девочки (последние благодаря «восходящим бракам») — обладал лучшими жизненными перспективами в данном социальном классе. Очевидно, что связанные с половой принадлежностью социоэкономические жизненные перспективы приводили к различному «родительскому вкладу» (Trivers, 1972), что при и без того высокой ранней детской смертности ухудшало шансы на выживание для того из полов, который обладал меньшими шансами создать семью и вырастить детей (Voland, 1984).
Однако социобиологическим аналогиям противостоят многочисленные различия между людьми и остальными приматами. Прежде всего выясняется, что в древних охотничьих и собирательских культурах мужская агрессия как внутри группы, размеры которой достигали примерно 30 человек, так и между соседними группами, была исключением, а не правилом. Изобилие источников пищи и широта жизненного пространства сделали столкновения не обязательными. Эта ситуация изменилась с переходом к земледельческой и скотоводческой формам существования. Поскольку этот переход привел к оседлому существованию, одним из его следствий явился рост населения. Это, в свою очередь, ограничило свободу передвижения, привело к установлению территориальных границ, вызывавших противостояние и военные набеги друг на друга.
В отличие от человекообразных обезьян, люди способны делиться пищей и другими благами со своими товарищами по виду. Поэтому они могут объединяться, не обращая внимания на территориальные границы, вступать в союзы (это, впрочем, можно наблюдать уже в иерархии доминирования у самцов человекообразных обезьян), преодолевать ситуации нехватки еды и других затруднений; одним словом, — устанавливать нормы поведения и добиваться их осуществления. Так, рассматривая историю развития цивилизации за последнее тысячелетие, мы видим, что преднамеренное использование силы все более ограничивается и становится монополией государства (Elias, 1939). Кроме того, намечаются даже основы наднационального правосудия для предотвращения силовых столкновений между народами и наказания за них.
Если взглянуть на эволюцию человека с другой стороны, то переход от гоминидных протоформ, которых, в силу прямохождения, строения кисти, стопы и зубов, а также благодаря величине мозга, по размерам в два раза превышающегомозг сегодняшних шимпанзе, можно считать человекоподобными, представляется примерно следующим (Bigelow, 1973). Основной прорыв состоял в трехкратном увеличении объема мозга за сравнительно короткий период всего лишь в три миллиона лет. Столь быстрая эволюция предполагает колоссальное влияние отбора. Судя по всему, оно состояло в борьбе между соседними группами гоминид за богатые пищей территории (особенно при изменении климата в ледниковом периоде) и за половых партнеров. При этом должна была существовать возможность сдерживать проявляющуюся при этом агрессию, чтобы избежать негативных последствий — прежде всего, ослабления группы перед лицом принадлежащих к другим видам врагов (крупных хищников). Поэтому естественный отбор способствовал слабой межгрупповой агрессии и высокой внутригрупповой кооперации, т. е. развитию способностей к самоконтролю и интеллектуальному поведению. По мере их развития возникала и кооперация между группами (опиравшаяся на благоприятные предпосылки для дальнейшего отбора), дававшая группам эволюционное преимущество.
С этой точки зрения предки людей были, разумеется, не вполне миролюбивыми и даже готовыми к убийству своих товарищей по виду в ходе конкурентной борьбы между группами. Однако преимущество при отборе давала не связанная с гневом аффективная агрессия внутривидового типа, не «природа воина», а, скорее, самоконтроль, кооперация и прогнозировавший последствия интеллект. При этом в ходе дальнейшей эволюции, и даже в течение обозримой истории человечества, поводы к агрессии не исчезли, как не исчезли и ее проявления. Внутривидовая агрессия у человека, в той мере, в какой она угрожает жизни противника, по-видимому, потеряла свой эволюционно-биологический смысл, если даже он и сохранялся по завершении ранних стадий развития гоминид (см.: Eibl-Eibesfeldt, 1975 с). Но, несмотря на это, человек является единственным живым существом, которое может чисто инструментально, т. е. просто для достижения желаемых преимуществ и удовлетворения потребностей, нанести вред своему собрату по виду, изувечить и даже убить его.
Наделенные способностями к созданию знаковых систем, к речевому общению и развитию технических средств поддержания жизни, люди, благодаря чувству совместной принадлежности, объединяются в группы и народы, внутри которых и между которыми все же могут возникать антагонистические группировки, побуждающие друг друга к агрессивным действиям как инструментального, так и связанного с проявлениями гнева типа. Постоянно создавая орудия, человек не остановился и перед созданием орудий для агрессии и для защиты от нее. В современную эпоху человеческой истории само выживание человека зависит, судя по всему, от того, в какой мере удастся прервать развитие гонки вооружений и подчинить создание и применение орудий уничтожения нормативному контролю.

Нейробиологические аспекты ...
[#10572]Michael12:56 22/04/2006
> неэмоционально? :) хотел бы я посмотреть на челоавека, который флегматично отбивается от льва :)

Лучше подумать, кто из двух в данном случае добыча? :)
Или вспомнить какие эмоции испытывает охотник? ... Ведь это скорее ясная приятная сосредоточенность, чем то, что обычно именуют эмоциями.
[#10571]Анонимно12:25 22/04/2006
>Межвидовая агрессия, т.е. нападение ради добычи (а также агрессивная защита от хищника), происходит целенаправленно и неэмоционально.

неэмоционально? :) хотел бы я посмотреть на челоавека, который флегматично отбивается от льва :)
[#10558]Michael6:08 22/04/2006
Биологические перспективы
Прежде чем обратиться к рассмотрению этих норм, мы должны вспомнить о том, агрессия обладает более длительной историей, чем другие виды человеческого поведения, регулируемые нормами. Сама возможность проявлений человеческой агрессии является эволюционным продуктом истории вида. Агрессивное поведение наблюдаемое нами сегодня у высших и низших млекопитающих, особенно у человекообразных приматов, должно дать преимущество в естественном отборе в смысле так называемой «совокупной приспособленности» (inclusive fitness), т. е, в смысле сохранения своего генетического материала в генетически родственных субъекту особях его вида (Hamilton, 1964). Ведь отбор относится не только к отдельным живым существам в смысле дарвиновского выживания наиболее приспособленных, но и к кровным родственникам, причем в той мере, в какой они обладают общим генетическим материалом и могут передать его дальше (родственный отбор). Эти аспекты отбора рассматриваются с точки зрения этологии и социобиологии (напр.: Krebs, Davies, 1984; Wilson, 1975).
С другой стороны, за последние пятьдесят лет при исследованиях физиологии мозга было получено множество данных не только об анатомическом субстрате и функциональных взаимосвязях центральной нервной системы, но и о многообразных взаимопроникновениях нейрохимических процессов (см.: Moyer, 1976; Valzelli, 1981). Мы можем и должны кратко рассказать об этом, чтобы совсем не упустить из виду биологические основы агрессии.

Социобиологические аспекты
Следует различать два основных вида агрессии. Межвидовая агрессия, т.е. нападение ради добычи (а также агрессивная защита от хищника), происходит целенаправленно и неэмоционально. В противоположность этому внутривидовые формы агрессии в силу присущего им аффективного выразительного поведения действуют на наблюдателя раздражающе и возбуждающе. С другой стороны, благодаря генетически укорененным запретам убивать и ритуализированным формам борьбы при внутривидовых столкновениях дело практически никогда не доходит до тяжелых повреждений и, тем более, до убийства соперника. Оба этих базовых вида агрессии отличаются друг от друга не только функционально, но и по своим нейробиологическим основаниям.
Агрессивное поведение служит различным целям, которые социобиолог (Wilson, 1975) разделили на пять групп. Две из них - нападение ради агрессия против хищника, включая и родительскую агрессию (защиту потомства) являются межвидовыми. Три внутривидовые формы агрессии представлены территориальной агрессией, агрессией доминирования и сексуальной агрессий вносят вклад в «совместную приспособленность», т. е. в успешное воспроизведение прямого и непрямого потомства.
Мойер (Moyer, 1971, 1976) выделяет восемь различных видов агрессии (см.: табл. 10.2). Первые шесть из них обладают, по всей видимости, каждый своими собственными физиологическими механизмами. Физиологические же основания территориальной агрессии он возводит к другим формам агрессии. Однозначно судить о типе агрессии по поведению можно у приматов, но не у человека.
Напрашивается мысль сопоставить эти базовые виды агрессии у животных с базовыми видами агрессии у человека. Тогда сложившиеся в психологии человека различение инструментальной и враждебной агрессии соответствовало бы различению межвидовой и внутривидовой агрессии в психологии животных. Это означало бы, что нападение ради добычи и агрессия против хищника являются эволюционными основами инструментальной агрессии человека, а эмоционально нагруженные внутривидовые формы агрессии – связанные с территориальным поведением, доминированием, сексуальным и родительским поведением – являются источниками враждебной агрессии у человека, являющейся реакцией на нанесение вреда.
[#10550]Анонимно16:59 21/04/2006
>провести несколько раз.

знаете, дельфинов тоже можно научить играть в футбол. одна проблема - они воспринимают это слишком серьёзно и начинают драться за мяч самым серьёзным (=членовредительским) образом
[#10537]ыпа12:28 21/04/2006
Michael
ну тогда нужен эксперимент. другое дело как его поставить. например 10 испытуемым предложить выбрать для себя одну из пачек валюты, одновременно с остальными испытуемыми. какждая пачка должна отличаться от другое на глаз количеством купюр. т.е. 1-я пачка самая маленькая. 10=я самая толстая. провести несколько раз. во втором варианте, предложить одному или двум испытуемым раздать остальным пачки, с условием что сколько угодно денег може взять себе..
[#10531]Michael5:20 21/04/2006
> Тут что то протеворечит тому что я сказал?

Ничего не противоречит :) Помимо того, что Вы, вероятно, сами того не замечая, хотите создать единый конгломерат из линеарной иерархии и матрилинейных семейных отношений.
Увести разговор в сторону, уклоняя его то в сравнение бабуинов и шимпанзе путем сравнения способов добычи пищи, стратегий размножения и выяснение предмета науки этологии, причем без указания о какой именно области этологи должна идти речь.

>>2. Как сравнивать В человеческом обществе- кочевников арабов и пастухов греков..
> -по сути также. по способу ведения хозяйства и планирования семъи.

А здесь Вы предлагаете другую офтопную линию размышлений.
Нас пока в пределах этого топика интересует вопрос о наличии либо отсутствии рангов у современного человека. А вы говорите личные эмоции и страсть ранжировать :)
Дело в том, что если рангов не окажется, то и ранжировать то, будет нечего. А в связи с тем, что Вы это ранжирование лепите разве только не виде лампасов себе на джинсы, это будет большой удар по этологии человека в РФ.
О рангах у человека нужно говорить, а не о семье и сравнении бабуинов с шимпанзе или кочевников с скотоводами, хотя и на этом материале можно многое проиллюстрировать, как "за", так и "против". :)))
[#10529]Michael4:48 21/04/2006
Онтогенетические и эволюционно-биологические аспекты социальных связей

Социальные связи у человека в еще большей степени, чем у нижестоящих видов, предполагают постепенное знакомство с определенным индивидом. Не бывает близкой связи с другим человеком, которая устанавливалась бы заочно на основе одного лишь аванса доверия. Сначала необходимо завоевать право на близость и доверительные отношения друг с другом. Обращение к онтогенезу показывает, что на основе трех видов близости, выделяемых Бишофом (Bischof, 1985), можно выделить различные мотивационные системы социальной связи. Бишоф выделяет три фазы развития, которые можно считать сензитивными периодами. В первичной, наиболее ранней, фазе у маленького ребенка развивается доверие к заботящимся о нем членам семьи, особенно к матери. Вторичная, юношеская, фаза развития близости предполагает отделение от родителей, братьев и сестер, близость с которыми порой достигает стадии пресыщения. Эта фаза связана с направленностью на отдельных людей за пределами семьи, с которыми завязываются дружеские отношения или интимное партнерство супружеского типа. Наконец, под третичной близостью понимаются отношения, которые возникают у матери — а в стабильных семьях и у отца — с детьми. Очевидно, что для матери сензитивной ситуацией является уже сам процесс родов. Аналогичную последовательность социальных связей и значимых лиц (мать, отец, ровесники, партнер противоположного пола) выделяет — на основе многочисленных наблюдений приматов — исследовательская группа Харлоу и объединяет их под именем «любви» (Harlow, 1971).
Есть все основания полагать, что в ходе развития человека из гоминидных протоформ существовало серьёзное давление отбора в сторону возникновения трех видов близости (см.: Bischof, 1985; Eibl-Eibesfeldt, 1984). Сегодня представляется невероятным, что гоминиды и первые люди жили "первобытной ордой", где господствовал сексуальный промискуитет и отсутствовали семейные связи.
Похоже, что уже в переходный период к возникновению человека длительная привязанность ребенка к матери, т.е. матрилинейная социальная связь, которую можно обнаружить уже у шимпанзе (Lawick-Godall, 1975), в результате постепенного включения в семью мужчины нашла своё завершение в семейном союзе брачного типа (см.: Konner, 1981). Такого рода семейно организованный союз родителей и детей сделал возможным просоциальное инвестирование родителей (в смысле родственного отбора) в свое потомство. Это инвестирование, сочетавшееся с тесной и длительной привязанностью к родителям со стороны детей, создало предпосылки для более длительного периода детства и юности, в ходе которого осваиваются способности, отличающие homo sapiens от других видов, — такие, как способности к представлению и мышлению, речевому общению и представлению о времени.
Эйбл-Эйбесфельдт называет заботу о потомстве «ключевой находкой» эволюции поведения, с которой «в мир пришло дружелюбие» (Eibl-Eibesfeldt, 1984, S. 213). Ключевая находка в виде заботы о потомстве делалась в ходе эволюции многократно и независимо друг от друга, в частности насекомыми, затем птицами и, наконец, млекопитающими. В качестве второго «звездного часа» Эйбл-Эйбесфельдт рассматривает развитие «личных отношений» в рамках заботы о потомстве, с которыми «в мир пришла любовь» (Eibl-Eibesfeldt, 1984, S. 213). Антрополог и эволюционный биолог Лавджой (Lovejoy, 1981) считает возникновение нуклеарной семьи в смысле образования моногамных пар в сочетании с интенсивной заботой со стороны родителей и устойчивыми социальными отношениями решающим поведенческо-биологическим источником эволюции человека. Такого рода семейные структуры (отчасти также с полигамными брачными связями) можно и сегодня наблюдать в первобытных культурах собирателей и охотников, например у бушменов (West, Konner, 1976).
Этот вывод соответствует разработанной Боулби (Bowlby, 1958, 1969) теории биологической связи, которая была модифицирована Эмде и Гэнсбауэром (Emde, Gaensbauer, 1981) с точки зрения теории эволюции, Бишофом (Bischof, 1975) — с точки зрения психологии мотивации, а Айнсвортом — с точки зрения дифференциальной психологии (см.: Ainsworth, Blehar, Waters, Wall, 1978). Согласно Боулби, мать и ребенок генетически предрасположены к тому, чтобы воспринимать определенные сигналы друг от друга, активно реагировать на них и, начиная со второй половины первого года жизни, постепенно устанавливать высокоиндивидуализированную связь друг с другом. При этом со стороны матери решающее значение имеют не столько действия по уходу за малышом, сколько любовное и ласковое обращение к нему и обеспечение его безопасности. Ребенок демонстрирует своего рода «монотропию», т. е. стремление вступать в личные отношения с одним определенным человеком, которым обычно является его мать. Одновременно с этой привязанностью к хорошо знакомому человеку существует недифференцированный страх по отношению ко всем чужим, возникающий в возрасте 8-9 месяцев («страх восьми месяцев») и наблюдаемый вплоть до двух летнего возраста. Вопреки некоторым теориям, находящим объяснение этого раннего страха перед чужими (например, считающих его результатом переживания когнитивного рассогласования), едва ли следует пренебрегать допущением о его филогенетических корнях (Sroufe, 1977).
Понять развитие человека на протяжении первого года жизни можно лишь в том случае, если рассматривать взаимодействие между матерью и ребенком как социальную диаду и единицу действия (Кауе, 1982; Schaffer, 1977). Так, ребенок еще до того, как он будет в состоянии убегать, благодаря близости матери ощущает себя в достаточной безопасности для того, чтобы с любопытством исследовать непосредственно окружающий его мир, что благоприятствует его последующему рн витию (Sroufe, 1979). На втором году жизни мать компенсирует еще сохраняющуюся слабость способности ребенка к действию — задавая цели действия и, при и необходимости, напоминая ребенку о них, разделяя действие на доступные ребенку шаги, помогая ему и давая обратную связь, — при этом она вводит ребенка в «зону его ближайшего развития» (Vigotsky, 1978), актуализируя его текущий потенциал развития (cм.: J. Heckhausen, 1987).
Итак, в первом приближении мы рассмотрели эволюционно-теоретические онтогенетические аспекты социальной связи ребенка с родителями и родителей ребенком — первичную и третичную близость по Бишофу. По-видимому, эта внутрисемейная близость создает предпосылки для вторичной близости. Она является основой способности подрастающего ребенка устанавливать доверительные отношения и с незнакомыми ранее людьми, не являющимися членами семьи. Для Эриксрна (Erikson, 1950) «доверие» является первой и основополагающей из восьми ценностей, определяющих цели восьми последовательных этапов жизни.
Однако способность устанавливать связи с ровесниками, причем ранее незнакомыми, имеет и свои собственные эволюционные и онтогенетические корни. При рассмотрении эволюционно-биологических основ агрессии (глава 10) мы уже указывали на давление отбора в ранних культурах собирателей и охотников в сторону более низкой межгрупповой агрессии и высокой внутригрупповой кооперации.
Что касается онтогенеза, то Бишоф (Bischof, 1975, 1985) обратил внимание на то, что у подростка постепенно развивается все большее «пресыщение» по отношению к хорошо знакомым членам семьи, родителям и братьям и сёстрам, и соответственно он чувствует все большее притяжение к незнакомым ровесникам. В юности любопытство перевешивает прежний страх и недоверие по отношению к незнакомым. Возникает стремление к установлению отношений с незнакомыми людьми, в результате чего возникают устойчивые дружбы. Просыпающаяся в юности сексуальность — и это тоже имеет свои эволюционные основания – возбуждается лишь ранее незнакомыми представителями противоположного пола, не являющимися членами семьи (экзогамия; см.: Bischof, 1985 и Westermarck, 1934). В отличие от дочеловеческих приматов сексуальная активность у человека уже не ограничена короткими периодами течки. Она освободилась от жесткой привязанности к одной лишь функции размножения и служит теперь еще и поддержанию устойчивой связи между сексуальными партнерами, особенно связи мужчины с семьёй.
С помощью этих разъяснений мы примерно очертили рамки тех социальных связей, которыми до сих пор преимущественно занималась психология мотивации: мотивации аффилиации и мотивации близости. В обоих случаях речь идёт о приобретении, поддержании и углублении вторичной близости с прежде незнакомыми взрослыми людьми за пределами семьи. Обратимся сначала к так называемой мотивации аффилиации. Стр. 547-549
[#10524]fgh22:23 20/04/2006
Michael
Тут что то протеворечит тому что я сказал?

"Сегодня представляется невероятным, что гоминиды и первые люди жили "первобытной ордой", где господствовал сексуальный промискуитет и отсутствовали семейные связи"

вот как раз нужны ссылки автора- из чего это похоже?
[#10523]Michael22:14 20/04/2006
стр. 547
Есть все основания полагать, что в ходе развития человека из гоминидных протоформ существовало серьёзное давление отбора в сторону возникновения трех видов близости (см.: Bischof, 1985; Eibl-Eibesfeldt, 1984). Сегодня представляется невероятным, что гоминиды и первые люди жили "первобытной ордой", где господствовал сексуальный промискуитет и отсутствовали семейные связи.
Похоже, что у же в переходный период к возникновению человека длительная привязанность ребенка к матери, т.е. матрилинейная социальная связь, которую можно обнаружить уже у шимпанзе (Lawick-Godall, 1975), в результате постепенного включения в семью мужчины нашла своё завершение в семейном союзе брачного типа (см.: Konner, 1981)
Такого рода семейно организованный союз родителей и детей сделал возможным протосоциальное инвестирование родителей (в смысле родственного отбора) в свое потомство.
[#10522]пираи21:49 20/04/2006
Michael
"Если вы хотите сказать, что семейные проблемы руководителя предприятия влияют на его статус руководителя?"

если руководитель князь кочевников, и у него несколько жен вероятно заключить, что иерархия будет строится либо по вассальному, либо по строго линейному принципу. Никаких военных демократий, прямых демократий скорее всего не встретится.


1. Как сравнивать бабуинов и шимпанзе

-способ добычи пищи. стратегия размножения и пр. чекм и должна заниматься этология.

2. Как сравнивать В человеческом обществе- кочевников арабов и пастухов греков..
-по сути также. по способу ведения хозяйства и планирования семъи.

" Присваивать каждому постингу определенную категорию?"

по сути да.

"Семейные отношения не вписываются в линейную иерархию"

заменим слово семейные на стратегию размножения.


[#10521]Michael21:37 20/04/2006
Как именно влияют и в какой иерархии из названных?
Если вы хотите сказать, что семейные проблемы руководителя предприятия влияют на его статус руководителя?

И Вы по существу ответить можете
1. Как сравнивать бабуинов и шимпанзе.
2. Как сравнивать В человеческом обществе- кочевников арабов и пастухов греков..

Причём здесь эмоции, если мы в интернете, есть мои эмоции, есть Ваши.
У меня, например, помимо личных эмоций, никаких других и быть-то не может, а о Ваших ничего не знаю и знать не могу, правильно?
Что значит ранжировать посты? Присваивать каждому постингу определенную категорию?
:)))
Семейные отношения не вписываются в линейную иерархию, если предположить, что она по-прежнему сохраняется, судя по тем источникам, которые я называл, это другая система доминирования.
[#10520]hh21:15 20/04/2006
Michael
вывод одни- семейные отношения влияют на характер иерархии.
Я привел примеры и не более. Что за страсть ранжировать посты исходя из личных эмоций
[#10518]Michael19:01 20/04/2006
Ну, вот возьмите и сравните и представьте свою сравнительную таблицу ...
Что за страсть делать глубокомысленные замечания с бесконечным числом выводов из этих замечаний.
[#10517]рррр13:57 20/04/2006
Анонимно
"Семейные отношения не входят в структуру линейных и других вертикальных иерархий."
они их определяют во многом.
Например сравните бабуинов и шимпанзе.
В человеческом обществе- кочевников арабов и пастухов греков..

[#10516]Michael4:51 20/04/2006
[#10515]
[#10515]Анонимно4:49 20/04/2006
> Другое дело что ранговые разборки зависят от семейных отношений- моногамии, плигамии и пр. но они в свою очередь могут коррелироваться от хрзяйственного уклада...

Семейные отношения не входят в структуру линейных и других вертикальных иерархий.
В принципе, они легко проецируются на "принадлежность к родственной группе, как форме доминирования самок" приматов и других высших млекопитающих.

Линейная система домирования, присущая самцам остаётся для сферы производственных отношений.

Таким образом, оба пола современного человека в зависимости от пребывания в семейных или же производственных отношениях начинают приобретать черты несвойственной им иерархичности.
Женщины на производстве вбирают линейную иерархию мужчин.
А мужчины в семье начинают встраиваться в принадлежность к родственной группе, как форме доминирования самок.

Эдуарду
Думаю, что "делегирование" у приматов вряд ли возможно, т.к. нет собственно "лега", т.е. закона.
Частичное делегирование полномочий от вышестоящего управленческого звена к нижестоящему, пожалуй, является исключительно человеческим приобретением.
Субдоминантам и субсубдоминантам в стаде приматов никто и ничего не дает, не делегирует, они берут лишь то, что ускользает из поля зрения доминанта или не нужно доминанту в связи с биологической избыточностью такого ресурса. (где, самки избыточным ресурсом не бывают :))
1-20 21-40 41-56