Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года состоялась лекция «Инстинкты человека»

Понравилась ли она Вам? Нужно ли делать другие видео-лекции по теме этологии?

Нам важно ваше мнение.

ПРОСМОТР ЛЕКЦИИ

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Самореализация полоролевой психологии: эволюционный подход
Ю.И. Филимоненко
Обсуждение [0]

Половые различия как системное явление

Эффективная самореализация личности предполагает реализацию вовне большого ряда психологических задатков, далеко не последнюю роль среди которых играют особенности, сцепленные с ее половой принадлежностью. Более того, мы считаем, что без усвоения и полноценного исполнения своей половой роли достижение самореализации и соответствующего переживания удовлетворенности процессом и результатами своей жизни практически невозможно. Поэтому в рамках практической психологии – «психологии с человеческим лицом» – является актуально необходимым рациональное и обоснованное описание психологических качеств и специфики поведения, адекватных мужской и женской половым ролям.

Следует специально отметить, что говоря о половых ролях, мы имеем в виду весь спектр различий между мужчиной и женщиной в отношениях к себе, к своим правам и обязанностям, к окружающим людям и миру в целом. Специфика собственно сексуальности входит в данный спектр всего лишь одном из рядовых составляющих элементов.

Интерпретации сущности половых различий в современной специальной литературе, как правило, содержат в себе два откровенно постулируемых или неявно предполагаемых принципиальных положения. Во-первых, эти различия трактуются через понятие «стереотипа»: стереотип мужского поведения, стереотип восприятия женской роли, эталонные представления мужественности и женственности и т.п. Тем самым настойчиво подчеркивается относительность, ситуативность, культурная обусловленность, привнесенность извне и, тем самым, искусственность конкретного содержания половых ролей – пройдет время, модифицируется общество и могут радикально и в любом направлении измениться «общепринятые» полоролевые стереотипы .

Второе положение в историческом аспекте было сформулировано раньше изложенного выше, но в содержательной своей стороне может рассматриваться как результат последовательного доведения идеи «стереотипности» до логического конца. В этом случае социальная «произвольность» стереотипа неизбежно преобразуется в социальный «произвол», а половые «различия» в «неравенство» полов. Настойчивое утверждение существования неравенства, несправедливости сложившегося распределения прав и обязанностей мужчины и женщины – это второе принципиальное положение легко прочитываемое в соответствующих публикациях.

Как нам представляется, не первое десятилетие дискутируемый вопрос о борьбе полов отражает не столько реальное положение дел в данной области человеческих взаимоотношений, сколько характерную для ХХ века всеобщую убежденность во внутренне антагонистичной природе человеческой психики. В качестве других вариантов проявления такой убежденности могут быть названы представления об антагонизме социально-политических систем, о борьбе классов, о проблеме отцов и детей, о непрекращающейся борьбе подсознания с сознанием, о противоборстве чувства и долга, о противостоянии суггестии и контрсуггестивных барьеров и многое прочее.

Практическим результатом этой убежденности в сфере межполовых различий стало формирование феминистских общественных движений и их «борьба» (опять!) за равноправие женщины, в качестве реакции вызвавшая к жизни сходные мужские объединения, в свою очередь «борющиеся» за сохранение идеалов маскулинности. Мы абсолютно убеждены, что данный «борцовский» подход к оценке половых различий не соответствует психологической действительности, в практическом плане непродуктивен или даже вреден. Однако помимо него для нормальной самореализации человеком своей половой роли в настоящее время существует еще одна значимая помеха.

Легко заметить, что среди людей, формирующих взгляды общества на мир, на социум, на место и роль (в том числе и половую) человека в обществе, мужчины составляют подавляющее большинство. Благодаря чему эти взгляды неизбежно несут на себе печать мужественности. Фактически они правильны для индивидов с мужской психологией, но преподносятся всему обществу как правильные вообще: нужно стать профессионалом своего дела, занять достойное место в жизни, последовательно продвигаться вверх по иерархической (служебной, профессиональной) лестнице, быть волевым и твердым, оставить свой след в истории, «дело надо делать». Усвоение женщиной мужских взглядов на мир и себя – гарантия постепенного роста неудовлетворенности ею собой, невротизации, переживания ущербности достигаемой самореализации. Отсюда однозначно высвечивается необходимость в создании «женской» системы представлений о мире, системы, ценности и приоритеты которой были бы адекватны природным полоролевым особенностям женской психологии. При этом однако встает и вопрос о том, а собственно кто будет вырабатывать такую систему (см. начало данного абзаца)?

Достаточную объективность на этом пути может обеспечить, по нашему мнению, изучение эволюционных предпосылок формирования половых ролей и, соответственно, выделение естественных разноплановых различий между психологическим складом разных полов. Разделение на две половые группы присуще всем высокоорганизованным видам животного мира. Это означает, что половая дифференциация является системным феноменом, представляющим собой важную, эволюционно отработанную форму повышения жизнеспособности животных сообществ. В качестве системного феномена она прежде всего выражается в гармоничном и взаимосогласованном распределении необходимых и достаточных функций жизнеобеспечения сообщества между мужской и женской особями и, что самое главное, является универсальной, не связанной жестко со спецификой конкретного животного вида. Универсальностью функционального состава половых ролей обеспечивается содержательное (не случайное и не поверхностное) родство психологических качеств и поведенческих программ, обеспечивающих успешную реализацию этих ролей у человека и животных.

 Никоим образом не отрицая качественных отличий психологии человека от психики самых высокоорганизованных животных, мы хотим подчеркнуть неизбежность существования общих для животного мира полоролевых характеристик. Причем достаточно очевидно, что эти характеристики легче обнаружить в поведении животных как более наглядном, простом, не закамуфлированном индивидуальными привычками, усвоенными нормами «правильного» поведения или невротическими комплексами. 

 

Система половой дифференциации в животном мире

Анализ этологических и зоопсихологических данных позволяет выделить целый ряд параметров, обобщенно характеризующих то, каким образом эволюция распределила функциональные обязанности, способности, поведенческие программы и психологические особенности между полами. Ниже мы приводим сокращенный набор таких параметров, отличающихся тем, что, будучи зарегистрированными на животных, они легко могут найти подтверждение в личном жизненном опыте любого человека и результатах наблюдения за окружающими. 

Иерархия и агрессивность. В подавляющем числе животных сообществ имеет место ранжирование их членов (иерархизация) по уровню властных полномочий и возможностям приоритетного доступа к различным жизненным ресурсам. При этом мужская и женская иерархии очень редко пересекаются. У мужских особей своя иерархическая структура, у женских – своя. Самый низкоранговый самец, как правило, доминирует над самой высокоранговой самкой, если этому не препятствует вожак сообщества.

Всякая иерархия по своему определению нуждается в группе. Мужские особи нацелены на достижение максимально возможного иерархического ранга. Поэтому они в наибольшей степени тяготеют, начиная с подросткового возраста, к спонтанному объединению в однородные по полу и немногочисленные группы агрессивной направленности. Эволюция закрепила в мужской особи стремления к группированию, иерархичности и соперничеству как необходимых условий подготовки бойцов–защитников сообщества (его слабых членов, его территории, его цельности) от хищников и чужих сообществ.   

Достижение высокого ранга в сообществе строится по принципу силы (физической величины, агрессивности, напористости). Подготовка, к примеру, подростка шимпанзе к вхождению во взрослый мир начинается с появления у него «немотивированных» приступов ярости – на отдалении от взрослых самцов подросток постепенно доводит себя до бешенства: начинает трясти ветви деревьев, бить пятками ног по стволу, стучать костяшками пальцев рук по земле, изображать устрашающие гримасы. Общий смысл таких демонстраций – произвести максимальное количество шума и вызвать общую настороженность, поскольку чем страшнее становится другим, тем выше потенциальный иерархический ранг подростка в структуре взаимоотношений взрослых самцов.

В животном мире существенно рознятся основы мужской и женской агрессивности. Мужская особь в сообществе демонстрирует свою силу и агрессивность часто и ярко. Но поскольку для вида не выгодно самоуничтожение родственных особей, то демонстрация в подавляющей части случаев не доходит до крови, ограничиваясь большей частью запугиванием. Сигналы подчинения со стороны слабой особи быстро подавляют агрессивность сильной особи. Самки нападают очень редко и только в исключительных случаях – для защиты потомства. Поэтому женская агрессия уж если возникает, то не для того, чтобы испугать, а чтобы уничтожить противника или нанести ему существенный физический ущерб.

Внутрипарная агрессивность в животном мире существенно блокирована. Самка может вести себя агрессивно в отношении самца. По каким-то пока не вполне понятным причинам, ответная реакция самца в этой ситуации – появление признаков сексуального возбуждения. Достаточно часты случаи (например, у серых гусей),  когда самка целенаправленно натравливает супруга на непонравившегося ей самца.

В природе совмещены способы демонстрации доминантности–подчинения и способы демонстрации сексуального поведения. Для выражения подчиненности и остановки атака сородича на себя слабая особь изображает элементы женского сексуального поведения: поворачивается задом к противнику и нагибается (подставляется). Победитель в редуцированном виде изображает соответствующие элементы мужского сексуального поведения (при этом реальный пол нападающего и побежденного не играют никакой роли). На этом конфликт между особями в основном исчерпывается.

Полное завершение конфликта – обязательное прикосновение сильного к слабому (объятие, поглаживание, похлопывание, чистка шерсти или перьев). Именно в среде приматов перестало действовать обязательное для животных правило, по которому взрослая особь в обыденной жизни всегда сохраняет специфичную для своего вида персональную дистанцию – расстояние до сородича, обеспечивающее взаимное ненападение. У приматов (среди немногих животных видов) прикосновение к партнеру стало основной формой выражения не только доминантного, но и просто благожелательного, дружеского отношения друг к другу: встревоженные и возбужденные обезьяны, чтобы успокоиться, всегда стремятся коснуться друг друга, могут ходить, сцепив ладони или обнявшись.

Способности к управлению. В численно ограниченных сообществах, охраняющих свою территорию, вынужденных организовывать объединения сильнейших самцов для защиты от хищников и конкурентов, вожаком преимущественно становится самец. В относительно крупных стадах, не имеющих четко обозначенной территории и защищающих себя в основном бегством, а не схваткой, и не промышляющих хищничеством, чаще вожаком становится пожилая самка. Достаточно часто в рамках вожачества функции управления действиями сообщества распределяются между наиболее опытными мужской и женской особями: а) в ситуации нападения – самка атакует жертву спереди для отвлечения внимания, самец сзади, для умертвления жертвы; б) в ситуации защиты потомства – самец нападает на хищника, а самка уводит потомство или стадо в безопасное место. Т.е. самец решает оперативные сиеминутные задачи, а самка – перспективные, отдаленные, требующие как мгновенной ориентировки в данной ситуации, так и большого прошлого опыта. Вожаки–самцы легче преодолевают трудности и проблемы, вожаки–самки легче их избегают.

Интеллект и обучаемость. Низкоранговые особи сообщества (а это – прежде всего самки) благодаря большей своей тревожности и меньшей физической силе вынуждены для ориентировки в окружающем гораздо чаще вставать на задние ноги, чем высокоранговые (т.е. самцы). Можно поэтому предположить, что прямохождение, с которого началось становление Homo sapiens, сформировалось первоначально в женской части предков человека.

Для низкоранговых особей характерна высокая манипулятивная активность: играние предметами, не имеющими кормовой или иной биологической ценности. Наличие такой активности, с одной стороны, указывает на высокую познавательную мотивацию, заинтересованность новым как таковым, а с другой, служит условием для перспективного восхождения обезьяньей «верхней конечности» к статусу человеческого «внешнего мозга» – руке.

Во всем, что касается естественного обеспечения нормальной жизни женские особи отличаются более высокой интеллектуальной и двигательной одаренностью. Самка приматов раскалывает более твердые орехи, быстрее и с меньшим привлечением мышечной массы, чем самец. Для извлечения термитов она, как правило, сразу же отбирает оптимальную по размерам и форме веточку. Это наводит на мысль, что первые орудия труда открыли и стали постоянно использовать женские особи.

Как показывают немногочисленные наблюдения, все новые стадные навыки открываются и отрабатываются в нижних эшелонах стадной иерархии. Отмечен случай, когда в стаде обезьян, разбивавшем раковины и поедавшем устриц, сначала самка «догадалась» перед поеданием сначала смывать песок с добытой устрицы. Новый полезный навык первоначально подхватили ее дети, затем некоторые низкоранговые самки, затем вожак, и только потом все остальное стадо за исключение высокоранговых самцов – в этом случае, как и во многих других, они оказываются необучаемыми в отношении любых новинок. В указанном примере от момента открытия навыка до его усвоения вожаком прошло около трех лет.

Образование, функционирование и распад семейной пары. Устойчивая семейная пара в животном мире – огромная редкость. У таких животных видов особи отличаются выраженной нервозностью, подверженностью истерическим припадкам при длительном отсутствии партнера. В случае гибели одного из «супругов», второй достаточно часто оказывается нежизнеспособным и также погибает.

При выборе партнера женская особь ориентируется на ранг претендента в мужской иерархии («ищет своего принца»), а мужская стремится к обладанию всеми самками. Соответственно, наиболее частым вариантом устойчивой семейной группы в природе служит гарем.

Мужская особь проявляет более выраженную сексуальную активность. Однако эта активность обусловлена не столько повышенной сексуальностью как таковой, сколько эволюционно обусловленной сцепленностью доступности секса с высоранговым положением в групповой иерархии. В этой связи для самца сексуальное поведение мотивируется как непосредственной чувственностью, так и в не меньшей степени стремлением продемонстрировать и утвердить своей высокое положение в мужской иерархии.   

Обладание пищей, право первым начать есть – второй (после секса) признак доминантности. Независимо от его реальной голодности вожак первым начинает есть и до своего насыщения подпускает к пище никого и сообщества, чтобы доказать всем свою власть. Поэтому высшим показателем благорасположения сильной особи к слабому сородичу становится допущение последнего к совместной трапезе или передача ему части захваченной пищи.

В период ухаживания самка имитирует перед самцом поведение детеныша (птица пригибается к земле, издает более тонкие звуки, просит кормежки). Ответной реакцией самца становятся его попытки добыть корм и покормить приглянувшуюся самку. В случае избытка самцов самка отвечает на ухаживание резкими криками и демонстративным убеганием, т.е. всем тем, что способно привлечь других самцов и вызвать конкурентную борьбу между ними.

Во всех животных видах за очень редким исключением воспитанием и обучением молодняка занимается самка: тигром тигренка делает тигрица, что полезно помнить обсуждая «катастрофическое» засилье женщин в начальной и средней школе. Роль самца в поддержке развития потомства является минимальной. В некоторых видах самцы вообще живут обособленными гомогенными группами все время за исключением периода спаривания (кабаны, дельфины, слоны, медведи). У приматов в функции родителя–самца входит по настроению разрешение потомству поиграть с собой и, главное, спасение от неожиданной опасности детеныша, оказавшегося далеко от матери. В период спаривания самцы вообще становятся опасными для молодняка. Благодаря огромной массе своего тела морские львы в пылу ритуальных схваток часто задавливают некстати подвернувшихся детенышей. Самцы медведей становятся беспощадно-агрессивными к медвежьему молодняку. При смене хозяина гарема (например, у львов) новый вожак, как правило, убивает «чужих» детенышей.

Дифференцированность воспитательного подхода к потомству заложена в материнский инстинкт от природы. Например, даже самая сильная самка кабана продемонстрирует позу подчинения, когда детеныш-кабанчик разыгрывает (фактически – оттренировывает) агрессивное нападение. Дочка же в этой ситуации чаше всего получает если и не сокрушительный, но достаточно чувствительный ответный удар. У приматов подростки–самки атакуются родителями в «воспитательных» целях интенсивнее и дольше, чем подростки–самцы. Этим стимулируется активность и агрессивность подрастающего самца как будущего защитника сообщества.

Из родительской семьи чаще всего уходят (вытесняются вожаком) подрастающие самцы. Самки, как правило, остаются на длительный срок в материнской семье, формируя матрилинию – специфическую группу, родственную по женской линии. Именно в матрилиниях в подрастающих особях воспитываются «чисто человеческие» качества: терпимость, неконкурентность, взаимоподдержка, распределение согласованных ролей ­– «мать» и «тетка». В однородных по полу группах самцов формируются общие для всего животного мира («дочеловеческие») качества – доминантность, жесткость, агрессивность, соревновательность, почитание сильного.

 

Эталонные полоролевые особенности в человеческом обществе

Если суммировать перечисленные выше и оставшиеся за рамками данного текста параметры полоролевого поведения, как природного системного явления, то оказывается возможным описать «правильное», т.е. обусловленное процессом эволюционного отбора, а не ситуативными стереотипами общественного восприятия, распределение функциональных обязанностей и соответствующих им психологических задатков между мужчиной и женщиной в обществе людей. Такое описание полоролевых эталонов, разумеется, носит предварительный характер и имеет целью призвать исследователей данной проблематики к дискуссионному обсуждению. 

Семейный аспект половых ролей. При формировании семьи мужская позиция предполагает высокую настойчивость в достижении взаимности, не «отставание» от избранницы после первого ее отказа или демонстрации равнодушия. Задача «охлаждающего» реагирования женщины состоит в предварительном испытании активности и увлеченности претендента как индикаторов его жизненной силы, склонности добиваться своих целей как косвенных индикаторов его способности достичь высокого положения в обществе и обеспечить нормальную жизнь семьи.

Мужская роль в семье заключается в олицетворении закона и порядка, справедливости и объективности. Мужчина поощряет хорошее поведение ребенка и соразмерно наказывает плохое поведение, т.е. в большей степени фиксирован на поведении, а не на личности. Ведущий критерий хорошего отношения к ребенку – его «правильное» поведение. Целью мужчины служит подготовка потомства к вступлению в качестве достойных элементов в иерархическую структуру социума.

Женская роль в семье – олицетворение любви и самопожертвования, принятия и всепрощения. Центральная задача женщины здесь – воспитать в потомстве естественное и глубокое самоуважение, ощущения самоценности и достоинства вне зависимости от объективных результатов, достигнутых в той или иной деятельности.

Результаты перемешивания ролей у супругов или исполнения в семье не своей половой роли – низкоэффективны. Сочетание двух ролей в одном родителе – невозможно. Соответственно, стремление женщины, имеющей ребенка, к повторному браку не есть признак ее эгоизма и сластолюбия, а обязательное проявление ее ответственности за воспитание нормального потомства, за будущую нормальную жизнь своего ребенка.

Различия семейных половых ролей наиболее наглядно проявляются в степени пространственного дистанцирования родителя от ребенка. Мужская склонность к иерархизации невольно подталкивает его удерживать ребенка на некотором расстоянии (власть немыслима без дистанции). Женская роль предполагает отказ от власти и, значит, абсолютный отказ от дистанцирования, выражающийся в стремлении к регулярному обниманию ребенка, прикосновениям, похлопываниям, поглаживаниям, целованию, прижиманию к себе, держанию на руках или за руку и т.д. Все прочие способы реализации женской роли – подарки, приятные слова, выполнение просьб – в воспитательном плане психологически ущербны.

Направленность интересов. У женщины в качестве ведущих выступают внутрисемейные цели: рождение, воспитание и обучение потомства для чего необходима особая атмосфера «семьи», «дома». Соответственно, полноценная удовлетворенность жизнью, переживание самореализации возникают только при условии сложившейся и благополучной семьи. Функции cоздания семьи и налаживания семейных отношений на всех этапах жизни относятся преимущественно к сфере ответственности женщины. Говоря о своей семье настоящая женщина скорее скажет: «У меня...», нежели «У нас...».

Для мужчины ведущими оказываются внесемейные задачи: занятие достойного иерархического положения в обществе, эффективная реализация личностного потенциала (как способ достижения ранга), профессиональная самоутверждение, обеспечение условий для нормального существования своей семьи. Без нахождения своего места в некоем значимом «Деле» полноценная удовлетворенность жизнью у мужчины невозможна. 

Направленность интересов мужчины и женщины не является абсолютно одномерной. На больших временных отрезках достижению удовлетворенности жизни соответствует сочетание семейной направленности и адекватной внешней социальной активности. Специфичной для пола является только приоритетность направленности интересов – что является первым, а что – вторым.

Направленность интересов не является неизменной. В идеальном случае у женщины примерно до 20 лет главенствует профессиональная подготовка, до 35 – только семья, после 35 – повторное профессиональное и социальное самоопределение. У мужчин до 35 дет происходит профессионализация с достижением максимально доступного статуса, после этого возраста – стабилизация формального (вертикального) статуса и углубление профессиональной компетентности, появление интереса к внутрисемейным делам и помощи подрастающим детям.

 Психологический склад. Мужчина рождается с относительно жестким, как правило, ограниченным набором ярко выраженных задатков. Поэтому, попадая со временем «на свое место» в жизни, он не столько обучается, сколько раскрывает заложенный в нем потенциал. Попадая мимо – не способен эффективно адаптироваться, томится, немотивированно раздражается, ищет незамысловатых путей снятия напряженности. В произвольно набранной выборке должно оказаться много очень разных (психологически и поведенчески) мужчин, но каждый конкретный мужчина – малоизменчив, внутренне однообразен.

Девочка чаще всего рождается с широким набором умеренно выраженных задатков. Поэтому она легко обучается, относительно легко приспосабливается к новому, усваивает широкий круг разнообразных условий жизни и профессиональных занятий. Благодаря сходству условий жизни, психологическое разнообразие женщин в произвольной выборке меньше, чем у мужчин, но зато каждая отдельная женщина потенциально способна неоднократно, радикально и искренно личностно изменяться на протяжении жизни

Школьная успеваемость юноши, его последующая профессиональная успешность и удовлетворенность жизнью могут рассматриваться как независимые друг от друга переменные. Более того – чем «пятерочнее» мальчик в школе, тем больше у него шансов ошибиться в выборе послешкольного профессионального пути: возрастает самоуверенность, стремление к престижности профессии начинает доминировать над подсознательной склонностью к конкретному виду деятельности. Если дочь до самого выпускного вечере не знает, что делать дальше, – это нормально. Раннее профессиональное самоопределение девочки является в перспективе полезным, но не входит на этом жизненном этапе в существо женской роли.

Способность к лидированию. В раннем детстве (начальная школа) лидеров–девочек несколько больше, чем лидеров–мальчиков. Различаются же они по направленности лидирования. Девочки ориентированы большей частью на социальную активность, мальчики – преимущественно на асоциальную (внешкольную).

В чисто женских коллективах неформальное лидерство формируется дольше, чем в мужских, и оказывается более ситуативным и не столь жестким. В смешанном коллективе мужчины чаще претендуют на лидерские позиции и потому чаще их и занимают.

Женщина–лидер, крупный руководитель или высококвалифицированный специалист будет иметь высоковероятные проблемы с нормальной семейной жизнью. Налажывание семейной жизни и профессиональный рост – виды деятельности, которые требуют полной самоотдачи, и потому решительно несовместимы. Умеренно счастливой в семейной жизни такая женщина сможет быть, если сможет найти себе в супруги человека, склонного к исполнению женской роли в семейной жизни.

 

Заключение

Врожденные психологические задатки полоролевого поведения составляют, по нашему мнению, немаловажную часть общего потенциала человеческого развития, которая обязательно должна находить свое адекватное выражение в процессе самореализации. И чтобы это действительно случилось, необходимо ясное понимание каждым человеком сути своего предназначения во всех сферах жизнедеятельности. Сложившиеся в обществе представления о природе человека, о его роли и месте в жизни служат скорее затормаживанию динамики самореализации современной женщины, подталкивая ее на путь «мужского» видения окружающего мира и «мужской» оценки своих возможностей и ценности. Поэтому важнейшей задачей практической психологии нам видится выработка системы взглядов «женского» мировоззрения. Центральными принципами при построении такой системы должна стать опора на изучение эволюционно отработанных закономерностей распределения и согласования полоролевых функций, а также последовательный отказ от разрушительной идеи о неизбежной соревновательности во взаимоотношениях полов. Главная цель системы взглядов «женского» мировоззрения состоит в построении такой картины Мира, в которой женщина могла обоснованно гордиться своей половой принадлежностью, испытывать искреннее самоуважение и высочайшую значимость своего природного предназначения, не имеющего ни малейшего отношения к высотам профессионализма, должностной карьере, производительности труда, количеству подаваемых рационализаторских предложений и прочим индикаторам «мужской» самореализации.



2004:01:29
Обсуждение [0]