Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года состоялась лекция «Инстинкты человека»

Понравилась ли она Вам? Нужно ли делать другие видео-лекции по теме этологии?

Нам важно ваше мнение.

ПРОСМОТР ЛЕКЦИИ

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Этологический анализ случая детской клептомании
А. И. Протопопов
Обсуждение [0]

В начале 2002 года ко мне обратилась Татьяна П. по поводу клептомании её 9-летнего сына Серёжи. Первые слабые признаки этого явления были ею замечены примерно за полгода до этого, что по времени примерно совпадало с возникновением у мальчика проблем с успеваемостью по одному из предметов. Разумеется, это совпадение по времени могло быть чисто случайным, однако я принял это во внимание, тем более, что неуспеваемость вызвала определённое обострение его отношений с преподавателем этого предмета, который был к тому же классным руководителем. Каких-либо заметных событий в семье в этот период не отмечено.
      Мать постаралась тотчас же объяснить сыну недопустимость такого поведения, но "найденные" ручки, карандаши и прочие безделушки продолжали время от времени появляться в доме. Примерно за два месяца до обращения ко мне клептомания Серёжи была замечена в школе, где он учился, что вызвало резкое ухудшение отношения к нему со стороны учеников и учителей. Однако вопреки бурному осуждению и усилившемуся контролю, клептомания Серёжи после этого ещё более обострилась (что, как мы ниже увидим, закономерно). Это соответственно вызвало лавинообразное обострение отношений в школе. Продолжать обучение ребёнка в этой школе стало едва ли возможно.
      Разговоры матери с классным руководителем ничего не дали, кроме повторения уже много раз слышанных ею обвинений в адрес Серёжи. Тогда Татьяна обратилась к школьному психологу, но была разочарована его ответом, который содержал лишь расплывчатые и банальные рекомендации побеседовать, следить, внушать, и так далее в том же духе. Разумеется, беседы и внушения регулярно делались и без этих советов, однако без позитивных сдвигов. В воздухе витала идея сменить школу, однако уверенности в том, что в новой школе не начнётся то же самое, не было.
      Для того, чтобы обрести (или нет) такую уверенность, требовалось теоретическое осмысление ситуации, на основании которой можно было бы строить прогнозы и вырабатывать практические рекомендации.
      Первое, с чего я начал этот анализ - я убедился в том, что это была действительно инстинктивная клептомания, а не осознанное воровство. Иначе этот случай находился бы уже вне моей компетенции. Так вот, характер и ценность украденных предметов говорили о сугубой инстинктивности такого поведения - среди украденного более-менее ценных предметов не было. Карандаши, ручки, блокнотики, значки, яркие безделушки и тому подобное. Никакого рационального смысла в краже всего этого не могло быть, поскольку всем этим мальчик был обеспечен в достатке, к тому же он хорошо понимал, что этим ещё более обостряет свои отношения в школе, и не хотел этого обострения. Однако остановиться тоже не мог. Объяснить мотивы своих поступков он тоже не мог. Нашёл, и всё. Если же ситуация была такова, что оправдание "нашёл" никак не подходило, то он просто НИЧЕГО не мог сказать, и скорее всего - искренне. Что лишний раз говорит об инстинктивности мотивировки такого действия. Хочется, а почему - не знаю...
      Этологам хорошо известно (см. в частности у В.Р. Дольника), что инстинктивная клептомания возникает у некоторых людей как реакция на низкое положение в групповой иерархии, и является биологически защитной реакцией на сильно ограниченный доступ к ресурсам, в естественных условиях практически неизбежный для низкоранговых членов группы. Особенно вероятна клептомания в случае, если низкое положение в иерархии сочетается с высокими иерархическими амбициями; другими словами, если ранговый потенциал (РП) этого человека сильно недореализован.
      Классическая психология склонна объяснять такие явления подсознательным протестом против плохого отношения окружающих к данному человеку, однако если бы это был именно протест, то он гораздо более вероятно проявлялся бы в форме разного рода пакостничества, которого в нашем случае не было. Кроме того, в случае протестных мотиваций отличались бы и нюансы реагирования - оно было бы гораздо более адресным, кроме того, возникало бы в несколько других условиях.
      Реакцией на сильную недореализацию рангового потенциала может быть не только клептомания, но и более опасные явления, такие как склонность к тиранству и маниакальным действиям. Например, сильно недореализованный РП был в детстве у Наполеона. Следует подчеркнуть, что клептомания, как и другие явления этого генезиса, возникает вовсе не как реакция на "плохую жизнь". Человек может быть сыт, одет, обеспечен, иметь прекрасные, тёплые отношения в семье, но если в значимой для него группе он занимает низкий ранг, то у него могут развиться описанные поведенческие реакции.
      Следовательно, вторым этапом нужно было построить этологический профиль мальчика. Первое, на что я обратил внимание, так это на очень высокий уровень невротизма и истероидности, следовательно примативность Серёжи можно было бы оценить как повышенную, и соответственно - повышенную инстинктивность поведенческих реакций. Обобщённый ранговый потенциал его оказался вполне средним, однако бросалась в глаза очень сильная его мозаичность. Высокие ранговые амбиции, выражающиеся в его высокой конфликтной инициативности (проще говоря - в задиристости), особенно усилившейся по мере развития конфликта, сочетались с весьма и весьма низкой конфликтной устойчивостью, или как говорят - в неспособности "держать удар". Вступая в частые конфликты, он с "неизменно превосходным результатом" оказывался в них проигравшим, в результате его ранг в групповой иерархии оказался самым низким, и к тому же очень чётко обозначенным. Выражалось это в откровенной травле мальчика другими учениками класса, в которой к величайшему сожалению участвовала и классная руководительница, навешивая на него всякие обидные ярлыки.
Здесь я предвижу большой соблазн для читателя (особенно - профессионального психолога или невропатолога) увлечься выяснением причин наличия у Серёжи таких особенностей характера. Однако обращаю внимание на то, что в рассматриваемой ситуации это не имело значения. Характер Серёжи какой был, таков был, исправлять его было решительно некогда, и не факт, что в принципе возможно и нужно. Необходимо было срочно что-то делать с клептоманией, пока она не перешла в осознанное воровство, бороться с которым было бы неизмеримо сложнее.
Однако, чтобы удовлетворить профессиональное любопытство вышеназванных специалистов, вкратце опишу обстановку. Татьяна воспитывает детей (у неё их двое) одна, впрочем ей немного помогают родители. Её бывший муж (отец детей) был офицером вооруженных сил. Его отличала большая склонность к выпивке и рукоприкладству, на почве чего они и расстались после 4 лет совместной жизни, и с тех пор живут в разных городах. В момент развода детям было 1 и 3 года. Старший сын имеет совсем другой этологический облик - у него отчётливо более высокий РП, но при этом конфликтная инициативность его несколько ниже, зато - высочайшая конфликтная устойчивость! Также он демонстрировал и ряд других признаков высокого РП. Что касается Серёжи, то его невротизм проявился сразу после рождения, так что объяснять его гипотетическими изъянами воспитания не следует. Тем более, что Татьяна имеет высшее педагогическое образование, и хотя педагогом давно не работала, демонстрировала прекрасное педагогическое (да и житейское) чутьё и знания. Ни о какой избалованности, или наоборот, подавленности в этой семье не могло быть и речи. Никаких сколь-нибудь существенных педагогических или психологических (да и этологических, если не придираться к мелочам) ошибок в ее отношениях с детьми за время нашего общения я не заметил. Так что у меня нет оснований объяснять особенности характера Серёжи неадекватным воспитанием. Но повторю ещё раз - в рассматриваемой узко практической ситуации генезис таких особенностей характера не имел значения.

      Таким образом, учитывая высокую примативность Серёжи (то есть повышенную инстинктивность поведения), низкий иерархический статус его в классе, а также то, что клептомания усиливалась по мере понижения ранга (от слабо выраженной в ответ на критику учителем его неуспеваемости, до очень сильной в ответ на открытую травлю его как "омеги"), можно считать что гипотеза о клептомании Серёжи, как реакции на низкое положение в групповой иерархии получила вполне убедительное подтверждение. Отсюда естественно вытекала рекомендация так или иначе добиться повышения иерархического ранга Серёжи в школе. Однако подняться в иерархической пирамиде с самого дна, тем более - так чётко обозначенного, да при таких особенностях характера Серёжи, было совершенно нереально. Можно было говорить о реальных шансах занять не очень низкий ранг лишь при вхождении в иерархию в новой группе, которой текущий ранг Серёжи был неизвестен.
      Таким образом, школу действительно нужно было обязательно менять, и срочно. Но не любая школа в нашем случае годилась! Кроме того, нужно было должным образом настроить мальчика.
      Перед переходом Серёже объяснили, чтобы он в новой школе по возможности избегал стычек и потенциально конфликтных ситуаций, хотя это при его характере было не очень-то просто. Но тем не менее предупредить об этом нужно было обязательно. Речь идёт именно об уклонении от ситуаций чреватых конфликтом, но не об уступчивости. РП члена группы, не участвующего в конфликтах, остальным участникам группы неясен, и таким образом, ранг выражен нечётко, а стало быть - инстинктивность реагирования на него - низкая. Уступчивость же - это признание поражения в конфликте, что показывать было крайне нежелательно.
      Выбирать школу важно было так, чтобы в новом классе, где будет учиться Серёжа, не было чётко выраженной инстинктивной иерархии. Чёткость такой иерархии зависит от двух факторов - среднем РП учеников этого класса (особенно - их амбициозности), и от позиции педагога.
      О педагоге. Хороший педагог, если он хочет воспитать в детях действительно высоконравственных личностей, должен препятствовать самопроизвольному формированию в коллективе иерархических отношений между детьми, проводить идеи равенства и альтруизма. В прежней же школе, педагог (которого лично я никак не назову хорошим), видимо ставя во главу угла искоренение детских недостатков, очевидно полагал, что чем сильнее наказание, тем быстрее ученик "исправляется", а если к "наказанию" привлечь и других учеников группы, то наказание получается самым сильным, ну и исправление (предположительно) - тоже. Если читатель помнит, то именно эту доктрину воспел А.С.Макаренко. В полутюремной обстановке детского дома это может быть и было бы оправдано (да и то вряд ли), но в нашем случае - вопиющим образом недопустимо. Заблаговременно выяснить профессиональное кредо педагога обычно (при желании) вполне возможно.
      Об учениках. С одной стороны - заблаговременно оценить РП и амбициозность учеников предполагаемого класса Серёжи было вряд ли возможно, но с другой - выбор школы того или иного статуса довольно сильно влияет на средний РП контингента её учеников. В частности, я настоятельно рекомендовал Татьяне избегать так называемых "элитарных" учебных заведений. Нездоровая психологическая атмосфера в элитарных школах встречается достаточно часто, и понятно почему - в таких школах концентрируются дети очень амбициозных, этологически "сильных" родителей, и так или иначе сами оказываются этологически "сильными", т.е. с высоким РП,
В нашем случае не имеет значения, что является причиной высокого РП учеников, то ли наследственность, то ли "воспитание примером". В нашей ситуации важен сам факт того, что РП учеников элитарных школ оказывается в среднем выше. Впрочем несомненно то, что здесь играют обе причины - и наследственность, и воспитание.
и следовательно - иерархичность в таких школах оказывается более жесткой. Такие дети, почувствовав невысокий РП Серёжи, наверняка постараются его "опустить", и всё повторится. Да и более высокая учебная нагрузка для его неустойчивой нервной системы была бы нежелательна. Что же касается педагогического коллектива элитарных школ, то он как правило подбирается по критерию хороших знаний преподаваемых предметов, но способности к формированию гуманистических отношений в детском коллективе как правило не оцениваются, хотя бы в силу трудности такого рода оценки. К тому же престижность учебного заведения привлекает не только амбициозных учеников (точнее - их амбициозных родителей), но и амбициозных же преподавателей. Само по себе это правильно, ибо преподаватель с низким РП просто не справится с высокоранговыми учениками, однако в нашем случае очень уж высокоранговый преподаватель был бы нежелателен.
      С другой стороны - и очень уж непрестижных, так называемых "бандитских" школ тоже нужно избегать - помимо низкого уровня образования, и риска вовлечения в криминальные группы в них тоже может иметь место жесткая иерархичность, но вследствие уже не столько высокого РП, сколько высокой примативности. Предпочтительнее всего в нашей ситуации был выбор хорошей, среднего уровня школы без претензий на элитарность.
      К счастью, в территориально доступных пределах такую школу удалось найти, и получить согласие администрации на переход туда Серёжи. Серёжа был принят учениками и учителями вполне нормально, никаких признаков травли и унижений не наблюдается до сих пор, клептомания тоже не возобновляется. Учитывая, что с момента описываемых событий прошло уже почти два года, можно уверенно полагать, что произведённый анализ и выданные рекомендации были правильными.


2004:01:22
Обсуждение [0]