Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года (вторник) в 19:30
В центре "Архэ-Лайт" (Москва)

Состоится лекция «Инстинкты человека»

Подробности

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Есть мнение
А. Степнов
Обсуждение [0]

Десять лет назад занимавший пост министра финансов Великобритании Гордон Браун решил превратить лежащий мертвым грузом золотой запас страны в деньги. Все бы ничего, но планировавший продать 60% золотого запаса на аукционах министр заявил о своих намерениях во всеуслышание. Узнав, что в ближайшей перспективе на рынке окажется примерно 400 т желтого металла, трейдеры запаниковали — и цены поползли вниз. Когда дело дошло до первого аукциона, продавать золото пришлось на весьма невыгодных условиях. Странная инициатива политика обошлась казне минимум в $2 млрд. Угодивший под шквал критики министр обосновывал свой поступок рекомендациями специалистов Банка Англии, но его оправдания мало кого удовлетворили. Чтобы понять всю бездарность таких советов, недоумевали критики, вовсе не нужно было обладать большими познаниями в области экономики.

Недальновидность политика могут объяснить результаты нового исследования Грегори Бернса, нейрофизиолога из Университета Эморич*. В своей работе исследователь показал, что даже не самый удачный совет авторитетного эксперта способен отбить у человека всякое желание думать.

МЕДВЕЖЬИ УСЛУГИ

Бернс и его коллеги предложили добровольцам сразиться в несложную экономическую игру. На протяжении 200 ходов участники эксперимента должны были увеличивать свой игровой счет, каждый раз выбирая между двумя возможными способами заработка. Игроки, предпочитающие гарантированный результат, могли согласиться на небольшое количество баллов, которые исследователи начисляли им автоматически. А вот желающим сорвать большой куш приходилось сложнее: ученые предлагали таким подопечным поучаствовать в лотерее, в ходе которой можно было как получить солидную прибавку к счету, так и вообще остаться без награды. Сумма выигрыша и шанс победить в лотерее постоянно изменялись. Исследователи сообщали игрокам новые условия в начале каждого хода.

Чтобы подопытные относились к своим игровым достижениям серьезно, исследователи выплачивали каждому денежное вознаграждение, которое напрямую зависело от количества набранных в ходе эксперимента баллов. Осторожная тактика больших барышей принести не могла. Обеспечить приличную компенсацию за труды игрокам удавалось, только если они время от времени шли на риск, каждый раз взвешивая возможные последствия.

Поставив перед участниками эксперимента довольно непростую задачу, исследователи предусмотрели для них послабление. В определенные ходы игроки получали возможность воспользоваться подсказкой эксперта, который выбирал за участников эксперимента правильный вариант поведения. В роли эксперта выступал самый настоящий профессор экономики. Чтобы подопытные сразу поняли, с кем предстоит иметь дело, Бернс долго перечислял им все заслуги и регалии будущего советчика.

Помощь хорошо разбирающегося в предмете консультанта должна была существенно упростить задачу игрокам. Однако профессор на самом деле никому помогать не собирался и сам ни за что не последовал бы собственным советам. Задача, которую поставил перед консультантом Бернс, заключалась в том, чтобы заставлять игроков рисковать как можно меньше, даже в тех случаях, когда размер потенциального выигрыша мог с лихвой окупить авантюру. «Стратегия, которую предлагал игрокам наш эксперт, не была откровенно провальной, — рассказывает Грегори Бернс. — Но достичь действительно хороших результатов, следуя таким советам, было невозможно».

Участники эксперимента легко угодили в ловушку. В 70% случаев, когда ученые разрешали пользоваться подсказками, подопытные перекладывали решение проблемы на плечи профессора. Экономист спокойно делал свое черное дело, а последовавшие вредным советам игроки упускали прибыль.

Легкомысленное поведение участников эксперимента можно было бы на первый взгляд списать на их неспособность самостоятельно разобраться в ситуации. Однако стоило Бернсу обратить внимание на игру тех же самых людей в условиях, когда советы эксперта были им недоступны, как от такого простого объяснения пришлось отказаться. Предоставленные самим себе игроки успешно избегали ошибок, которые могли легко совершить, находясь под впечатлением от рекомендаций гуру.

ЛЕНИВЫЕ ГОЛОВЫ

Разобраться в причинах странной доверчивости участников эксперимента, не зная, что именно происходит в их головах, было затруднительно. Бернс и его коллеги церемониться не стали и заглянули в мозги своих подопечных в буквальном смысле слова, поочередно поместив каждого игрока в камеру томографа.

Наблюдая за мозгом игроков, решающих свои проблемы самостоятельно, ученые хорошо видели, каких усилий стоит подопытным стремление разобраться в ситуации. Каждый раз, когда исследователи требовали от добровольцев сделать очередной ход, в мозге испытуемых активизировались области, отвечающие за оценку риска и принятие решений. Пользующиеся услугами эксперта игроки не забивали себе голову такими мелочами, как оценка последствий собственных поступков. Существенного напряжения мысли в этом случае прибор не регистрировал. Правда, кое-какие области мозга у следующих советам участников эксперимента все же неплохо работали: томограф фиксировал скачок активности в участках, отвечающих за доверие.

«Игроки слепо следовали советам нашего эксперта, даже не пытаясь соизмерить их с собственными соображениями, — говорит Бернс. — Со стороны это выглядело так, как будто они попросту выключали свой мозг». В таком поведении подопечных Бернс усматривает сугубо физиологическую подоплеку. «Решение сложных проблем требует значительных усилий и времени, — объясняет ученый. — Поэтому человеческий мозг постоянно пытается найти способ минимизировать нагрузку. Готовое решение, которое можно позаимствовать на стороне, всегда выглядит привлекательно. А если его источник воспринимается как заслуживающий доверия, то такой выбор может быть сделан автоматически». Стремление мозга экономить ценные ресурсы способно принести его обладателю немалую пользу. Проблемы начинаются, когда советчик допускает ошибку или его авторитет оказывается дутым.

Сделанные наблюдения, считает Бернс, особенно поучительны в кризис, когда большинство людей действительно не способны самостоятельно разобраться в том, что происходит. Впрочем, сложившаяся непростая экономическая ситуация может как раз потребовать от нейрофизиолога пересмотреть эти результаты. Исследователи, опубликовавшие свою работу на прошлой неделе, провели эксперименты задолго до того, как разразился мировой финансовый кризис. Возможно, именно поэтому титулованный экономист пользовался у подопытных Бернса таким доверием. Повтори ученые свой опыт сейчас, вполне могло бы статься, что такой советчик не вызвал бы ничего, кроме подозрения.


В 70% случаев игроки охотно перекладывали задачу на профессора, даже не задумываясь о том, что он им говорит

* Berns  G. et al. Expert financial advice neurobiologically offloads financial decision-making under risk. PLoS ONE. 2009. Vol. 4. № 3.


 

Антон Степнов
11 (149) 30 марта 2009

 



2009:03:30
Обсуждение [0]


Источник: Smart money