Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года (вторник) в 19:30
В центре "Архэ-Лайт" (Москва)

Состоится лекция «Инстинкты человека»

Подробности

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Истоки демократии
М Попов
Обсуждение [0]

Власть, правительство, война, закон, наказание и тысяча других вещей не имели соответствующих терминов на языке гуигнгнмов
Джонатан Свифт, Путешествия Гулливера

 

Благополучие общества зависит от того, умеют ли договариваться его члены. Люди принимают согласованные решения все время, выбирая то президента, то ресторан на вечер. Там, где согласовать действия не получается, могут возникнуть самые серьезные проблемы — идет ли речь о сохранении семьи, стабильности общества или угрозе глобальных климатических изменений. Поэтому так важно знать, как работает механизм принятия согласованных решений.

Звериный оскал демократии

Ларисса Конрадт и Тимоти Ропер из Сассекского университета (Великобритания) свободно оперируют терминами «диктатура», «демократия», «экономические издержки». Фокус в том, что с их помощью они пытаются понять механизмы социального поведения у животных.

Стайные и стадные животные просто вынуждены принимать согласованные решения, ведь распад группы ведет к исчезновению преимуществ, которые дает им общественный стиль жизни. Группа бабуинов должна решить, куда им направиться после отдыха, стая воробьев — договориться, где клевать зерно, а пчелиный рой — определиться с выбором нового места для гнезда. Принятие решений не всегда дается легко: между членами животного сообщества, как и у людей, неизбежен конфликт интересов.

Конрадт и Ропер считают, что исследователи безосновательно преувеличивают роль деспотических решений у животных. Основываясь на известных наблюдениях и собственной математической модели, они демонстрируют преимущества демократических механизмов. Решения, принятые демократическим путем, предпочтительны потому, что уменьшают риски для сообщества, считают исследователи. «Наша модель предполагает, что демократия должна быть широко распространена среди животных», — констатируют они в обзоре «Согласованное принятие решений среди животных», опубликованном в журнале Trends in Ecology and Evolution.

Где демократия — там и демократические процедуры. Например, голосование. По мнению Конрадт и Ропера, животные голосуют специальной позой (почти как люди), особыми звуками или ритуальным танцем. Стадо красных оленей (Cervus Elaphus) снимается со стоянки тогда, когда встают 62% взрослых животных. Группе горилл необходима такая же пропорция голосов (в буквальном смысле, они подают призывный клич), чтобы начать движение. Исследователи сравнивают это с традицией принятия сложных решений двумя третями, то есть конституционным, а не простым большинством голосов.

У животных существует избирательный ценз. В работе «Принятие групповых решений у животных», опубликованной в Nature, Конрадт и Ропер обобщают наблюдения за разными зоологическими социумами. У горилл решение зависит от мнения большинства взрослых особей, у африканских буйволов все решают взрослые самки, а у гамадрилов, наоборот, все определяют взрослые самцы.

В животном мире есть место и деспотии, когда большинство подчиняется воле лидера, несмотря на индивидуальные предпочтения. Однако математическая модель Конрадт-Ропера показывает, что деспотия выгодна только в небольших группах животных, и то если лидер информирован намного лучше остальных.

Самоорганизация вместо парламента

«Конрадт и Ропер развивают очень интересный подход», — говорит Ян Кузин из Принстонского университета (США). Но сам Кузин вместе с коллегами, Саймоном Левиным из Принстонского университета, Дженсом Краузе из Оксфорда и Найджелом Франксом из Университета Лидса (Великобритания), смотрит на вещи проще. Для удивительно согласованного поведения стайным животным не требуются ни сложные демократические процедуры, ни системы передачи команд от вожака. Трудно представить, как они работают, если пределы видимости отдельной особи в стае птиц, стаде антилоп или косяке рыб ограничиваются несколькими хвостами летящих, бегущих или плывущих впереди.

Главную роль здесь играет самоорганизация, уверен Кузин. Построенная им модель работает при соблюдении двух базовых условий. Хотя бы некоторые члены стада должны знать, куда идти — где находится источник воды, пищи или, наоборот, опасности. Животные также должны быть наделены стадным инстинктом, который не позволяет им слишком сильно отдаляться от соседей. Этого достаточно, чтобы группа животных не распалась и двигалась как единое целое — туда, куда стремится информированное меньшинство. Причем чем крупнее группа, тем проще ею управлять. Чтобы повести остальных, требуется одинаковое количество «сознательных» членов общества — не важно, состоит ли оно из 10 особей или 10 000.

В статье «Эффективное лидерство и принятие решений в перемещающихся группах животных», опубликованной в Nature, авторы отвечают на вопросы, которые до этого были не по зубам теоретикам зоосоциологии. Например, как стая сохраняет целостность, если в ней присутствуют несколько групп информированных животных. Допустим, одни хотят идти на пастбище, другие — на водопой. И ни те ни другие не знают, что остальным что-либо известно. Работоспособность модели была проверена наблюдениями за общественными животными в естественных условиях и экспериментами над стаями рыбок в бассейнах. «Модель показывает, что группы животных могут приходить к консенсусу без сложных коммуникационных способностей, — рассказывает Кузин. — Люди редко действуют столь же согласованно».

Аналогичный подход позволяет понять поведение толпы, считают ученые. «Модель, разработанная для групп животных, была исходной точкой для исследования того, как вообще принимаются коллективные решения, в том числе в человеческом сообществе, — объясняет Кузин. — Сейчас мы работаем над тем, чтобы учесть конкуренцию мнений, ведь, общаясь с другими, человек может менять собственное мнение, точно так же, как животное может менять направление своего движения в стаде».

Несмотря на различие в подходах, Конрадт и Кузин считают, что их модели не противоречат друг другу, и даже планируют объединить усилия для совместной работы. «Наши результаты предполагают, что учет мнения большинства в процессе принятия государственных решений берет эволюционное начало в поведении животных, а не является сравнительно недавним достижением интеллекта, языка или культуры», — уверена Ларисса Конрадт. В качестве примера она указывает на стадный инстинкт, проявления которого можно наблюдать, например, на стадионе или на фондовой бирже и которым пользуются букмекеры и поисковые машины в Интернете. В ярмарочном конкурсе толпа угадывает вес быка с точностью до полукилограмма, хотя индивидуальные ставки могут различаться очень сильно. Чем больше мнений учитывается, тем точнее результат, правда, скорость принятия решений при этом падает.

Демократия — медленный, но точный инструмент. И это известно даже животным.


6 (6) 17 апреля 2006

 

 



2007:10:11
Обсуждение [0]


Источник: Smart Money