Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года (вторник) в 19:30
В центре "Архэ-Лайт" (Москва)

Состоится лекция «Инстинкты человека»

Подробности

Все | Индивидуальное поведение | Общественное поведение | Общие теоретические основы этологии | Половое поведение


список статей


Эволюционная Психология: Споры, Вопросы, Перспективы, и Ограничения
Д. Басс
Обсуждение [0]

Перевод И.Сощина

Хайме К. Конфер, Джудит А. Истон, Диана С. Флеишмэн, Кэри Д. Гоец, Дэвид М. Г. Льюис, Carin Perilloux, и Дэвид М. Басс. 

Университет Остина, штата Техас, США 

     Эволюционная  психология, появившаяся в последние 15 лет как теоретическое направление, приобретает всё большее значение в рамках психологической науки, увеличивая объем эмпирических исследований. В то же время, она ещё подвергается критике со стороны некоторых психологов. Споры возникают из-за некоторых смелых гипотез, идущих вразрез с традиционными психологическими теориями; одни возникают из-за исследований, которые могут иметь неожиданные результаты; другие из-за логических недоразумений; некоторые из-за самой структуры эволюционной психологии. Эта статья выделяет некоторые из самых общих проблем и пытается объяснить позицию эволюционной психологии по отношению к ним. Они включают проблемы контролируемости и проверяемости; специфику психологических механизмов эволюционной психологии и общепсихологических механизмов; роль изменившейся окружающей среды и её взаимодействие с психологическими структурами; роль генов в концептуальной структуре эволюционной психологии; роль научения, этнокультурного элемента; практическую ценность прикладной эволюционной психологии. Статья заканчивается обсуждением ограничений эволюционной психологии. Цель эволюционной психологии состоит в изучении человеческого поведения как продукта психологических механизмов, сформировавшихся в ходе исторического развития. Хотя с годами эмпирический базис теорий эволюционной психологии неуклонно возрастал (Cornwell, Palmer, Guinther, & Davis, 2005), ещё остаются те, кто, ограничиваясь рамками господствующей психологии, незнаком со структурой эволюционной психологии и имеет неправильные представления о ней (Cornwell, 2005; Park, 2007). Цель этой статьи состоит в том, чтобы разъяснить некоторые из принципов эволюционной психологии и рассеять некоторые распространенные заблуждения о ней. Делая это, мы надеемся выявить некоторые концептуальные моменты, облегчающие большую интеграцию эволюционной психологии с господствующей психологией. 

     Теоретический Фон 

     Фундаментальные идеи эволюционной психологии относятся ко времени Дарвина и сформулированы им в теории естественного отбора(1859). Он постулировал что, черты, способствующие выживанию и воспроизводству, будут наследоваться от родителей и передаваться будущим поколениям с большей вероятностью, чем другие. Черты же, препятствующие способности организма к выживанию или воспроизводству не будут наследоваться, так как их передача привела бы к более примитивным формам. Этот привело к следующим результатам:

(a) появление  особей со свойствами, способствующими выживанию и воспроизводству (пример: страх перед опасными змеями); (b) появление особей со свойствами, являющимися «побочными продуктами» адаптации (пример: страх перед безопасными змеями); и (c) изменения, происходящие из-за случайных экологических событий или генетических мутаций (пример: страх перед солнечным светом) (Tooby & Cosmides, 1992). Эти результаты являются сильными аргументами для объяснения происхождения психологической, стратегической, и поведенческой адаптации не только среди животных, но и у людей (Alcock, 2005; Buss, 2005). Так же, как физиологическая адаптация решает определенные проблемы, связанные с выживанием и воспроизводством (например, иммунная система развилась как защита против болезни), психологическая адаптация развилась, поскольку приходилось решать проблемы предпочтения и выбора потенциальных партнёров. Психологическая адаптация – восприятие и преобразование определённой информации с целью решения специфической адаптивной проблемы. Развитие чувства страха прослежено на многочисленных примерах, подтверждённых опытным путем (Mineka & Ohman, 2002; Ohman & Mineka, 2003). Змеи и пауки, например, сигнализируют о потенциальной опасности. Ряд исследований показал, что инстинктивный страх перед змеями испытывают как приматы так и люди; змеи и пауки, показываемые в  одном видеоряде с безопасными объектами, привлекают больше внимания, "выбиваясь" из визуального ряда; люди быстро научаются бояться змей больше, чем большинства других стимулов. Эволюционно более древние страхи, такие как боязнь змей, пауков, высоты, фигурируют в списках страхов намного чаще, чем эволюционно более молодые, такие как страх автомобилей или оружия, даже при том, что автомобили и оружие представляют большую опасность для жизни в современной окружающей среде. Такие механизмы как завораживание, борьба, бегство, определенно нужны, чтобы решать адаптивные проблемы, диктуемые эволюционно существующими угрозами (Bracha, 2004). Адаптивные проблемы – одни из многих. Решения одной проблемы часто не в состоянии решить другие проблемы. Решение выбора пищи (например, избегания веществ, содержащих токсины), не решает проблем выбора партнёра, или выбора среды обитания. Эволюционные психологи предполагают, что человеческий разум - интеграционный комплекс, развившийся в ходе решения многочисленных качественно отличных от животных адаптивных задач (Alcock, 2005). Часто человеку приходилось решать противоречивые задачи, чтобы выработать нужное адаптивное поведение (например, проблема голода и угроза нападения льва); страх передо львом временно приостанавливал муки голода, пока угроза неизбежной смерти не проходила (Buss, 2008). Список адаптивных проблем не ограничивается  страхом змей, выбором питательной пищи, и поиском половых партнёров. Он включает проблемы воспитания, родства, дружбы, коалиционного сотрудничества, агрессии, статуса, и многие другие (Buss, 2008). Психологическая адаптация – это не "модули" и «инкапсулированность» Фодора (Fodor, 1983), это скорее взаимодействие  систем организма с целью выработки нужного адаптивного поведения (Barrett & Kurzban, 2006,). Эволюционные психологи не единодушны в занимаемых позициях. Существуют   разногласия по ключевым вопросам, таким как важность и значение индивидуальных различий (Buss, 2009; Nettle, 2006; Tooby & Cosmides, 1990), существование и функции общих психологических механизмов, мечение территории (Geary, 2009), важность выбора группы (Williams, 1966; D. S. Wilson & Wilson, 2007). Тем не менее, они сходятся, в одном -  понимании того, что развитые функции психологической адаптации появились вследствие естественного отбора, и являются обязательным, компонентом психологической науки. Понимание функций психологического механизма, (часто называемое окончательным объяснением) складывается из понимания того, как он работает (называемое ближайшим объяснением). Оба типа объяснения взаимосвязаны и требуются для полного понимания психологической адаптации. Исследования печени, например, невозможно без понимания ее функций (например, нейтрализации токсинов) так же как и процессов, результатами которых они являются (например, производство желчи гепатоцитами, и расщепление жиров). Точно так же исследование психологической адаптации как, например, вроде бы беспричинного беспокойства младенцев, было бы невозможным, без понимания механизмов таких, например, как появление в возрасте 6 - 8 месяцев боязни  чужих, причём больше мужчин, чем женщин, что объясняется восприятием женщин как источника тепла и заботы. Активация определенной нервной схемы ведёт к пробуждению эмоциональной сферы, имеющей внешние реакции, в том числе выражающиеся через крик как требование внимания. Эволюционная психология использует для проверки гипотез все стандартные методы исследования, доступные психологам, включая лабораторные эксперименты, метод наблюдения, анкетные опросы, физиологические методы, генетические методы. Кроме того, иногда они пользуются не типичными для психологов методами, такими как этнографические отчеты, археологические отчеты, палеонтологические данные, и данные истории жизни (Schmitt & Pilcher, 2004). 

Общие Вопросы Эволюционной Психологии  

     Теперь  обратимся к некоторым общим вопросам эволюционной психологии и попытаемся ответить на них. 
 

1. Могут ли гипотезы эволюционной психологии быть проверены опытным путем? 

     Проверка гипотезы в эволюционной психологии такая же как и в других  науках (Ketelaar & Ellis, 2000). Сначала исследователь формулирует гипотезу о развитии психологического механизма, а затем проводит исследование признаков или «элементов дизайна». ( Hauser, 1999). Тут можно вспомнить недавний пример из программы исследований “адаптивной памяти.” Nairne и его коллеги выдвинули гипотезу, что в системе памяти   должны быть различные области чувствительные к определенным видам информации (Nairne & Pandeirada, 2008; Nairne, Pandeirada, Gregory, & Van Arsdall, 2009; Nairne, Pandeirada, & Thompson, 2008). Была выдвинута версия, что человеческая память должна быть особенно чувствительной к информации, относящейся к выживанию (например, пища, хищники, и убежище) и воспроизводству (например, спаривание). Используя стандартную парадигму памяти, они выяснили, что слова, имевшие отношение к выживанию, запоминались значительно лучше контрольных. Кроме того, ими были проведены дополнительные эксперименты, имевшие целью сравнить прочность кодирования информации, имеющей отношение к выживанию с другими видами такими как  кодирование визуальная информации, автобиографической, учебной и т. д. Оценка результатов показала, что информация, имеющая в отношение к  выживанию, имела более прочную степень кодирования, чем любая другая. Исследователи заключили, что “обработка информации по выживанию - одна из важнейших процедур памяти”. (Nairne & Pandeirada, 2008, p. 242). Если бы результаты не подтвердили предположение о специализированной чувствительности к информации, относящейся к выживанию, адаптивная гипотеза памяти оказалась бы ложной. Второй пример из коллекции гипотез, происходит из области теории управления (Haselton & Buss, 2000, 2003, Haselton & Nettle, 2006). В неспокойном мире, в котором информация лишь вероятностна, возможны два ошибочных вывода. Первый ошибочный вывод состоит в том, что фактор существует, но не действует, подобно тому, когда шелест в листьях вызванный порывом ветра принимается за движение змеи. Второй ошибочный вывод в том, что действуя, он, тем не менее, не существует, как если бы мы судили о существовании змеи на основе шелеста листьев. Риск обнаружить змею в листьях, в этом примере, могла привести к смерти; поиск же не существующей змеи чреват напрасным расходом энергии. Повторение подобных  ошибок влечёт выработку познавательных навыков, способствующих более рациональному расходованию энергии. Эта «теория ошибки» использовалась, чтобы проверить гипотезы об адаптивных отклонениях в визуальном и акустическом восприятии, в сексуальной сфере, а так же для объяснения суицида. В области визуального восприятия, например, использовалась гипотеза иллюзии спуска (Jackson & Cormack, 2007), чтобы доказать, что люди ошибочно оценивают расстояние, от вершины до основания высоких фигур, вследствие опасности с падения с высоты.Исследоания показывают, что люди чувствуют, что расстояния, рассматриваемые от вершины высоких структур на 32 % больше, чем точно такое же расстояние, рассматривающееся от основания (Jackson & Cormack, 2007). Neuhoff (2001),проводивший исследования  области слуховых иллюзий, подтвердил опытным путем, что имеющаяся у людей восприятие высоты звукам в зависимости от расстояния, сформировалось в ходе исторического развития из-за опасностей, связанных с приближением хищников. В области межполовых отношений, Haselton и Buss (2000) подтвердили более скептическое отношение  к признаниям любви у женщин, чем у мужчин. Важным пунктом в проверки этих гипотез были эмпирические наблюдения. Эта проблема более сложна, чем показывают эти примеры. Часто гипотеза является лишь одним из звеньев длинной теоретической цепи. Например, гипотеза о том, что женщины предпочитают сильных мужчин, способных обеспечить их и их потомство (Buss, 1995), вытекает из гипотезы, что в выборе потенциальных партнёров, они будут использовать критерий готовности к отцовству. В свою очередь, эта гипотеза получена из родительской инвестиционной теории, которая гласит, что тот, кто больше готов инвестировать в потомство, будет более разборчив в выборе партнёра (Trivers, 1972). Наконец она родилась из теории совокупной приспособленности (Hamilton, 1964a, 1964b). Как и во всех областях психологической науки, оценка каждой эволюционно - психологической гипотезы, так же как и более широких теорий, в рамках которых она выдвигается, опирается на совокупность эмпирических доказательств. Хотя эволюционная психология - относительно молодая область, уже проведены сотни эмпирических исследований, для проверки многочисленных гипотез. Однако, не все были подтверждены. Среди подтвержденных, например, такие гипотезы как анти - захватническая политика в совместных группах ( Price, Cosmides, & Tooby, 2002);  выявления мошенника в социальных отношениях  (Cosmides & Tooby, 2005); женское превосходство в пространственной памяти ( Silverman & Choi, 2005); различие мужских и женских стратегий спаривания ( Greiling & Buss, 2000; Schmitt, 2005; Schmitt & International Sexuality Description Project, 2003); стратегии обмана в межсексуальных и внутрисексуальных отношениях ( Haselton, Buss, Oubaid, & Angleitner, 2005; Tooke & Camire, 1991); обучение детей борьбе с хищниками (Barrett, 2005); и многие другие. Среди не подтверждённых в настоящее время остаётся теория альтруизма в гомосексуальных семьях (Bobrow & Bailey, 2001); гипотеза предпочтения девственности в отборе долгосрочных партнёров (Buss, 1989); и, по крайней мере одна версия гипотезы  насилия (Lalumie`re, Chalmers, Quinsey, & Seto, 1996). Гипотеза альтруизма в гомосексуальных семьях, например, утверждает, что гомосексуализм – это адаптация тех, кто, чем тратить свою энергию на непосредственную пересылку своих генов следующему поколению, использует обходные пути, предпочитая заботиться о родных братьях и сёстрах E. O. Wilson, 1978). В контексте проверки этой гипотезы Bobrow и Bailey (2001) исследовали гетеросексуальных и гомосексуальных мужчин одинакового для возраста, образования и этнической принадлежности. Они оценивали великодушие к членам семьи; финансовые и эмоциональные инвестиции; проявления заботы, такие как готовность делать подарки или давать наличные деньги, чтобы поддержать племянниц или племянников, а так же общее расположение к родственникам. Результаты оказались отрицательными — они не нашли ни одного свидетельства, подтверждающего эту гипотезу. Последующие исследования её также не подтвердили, не найдя существенных различий между гомосексуалистами и гетеросексуалами в великодушии к семье, общему настроению доброжелательности или готовности вложить капитал в племянниц или племянников (Rahman & Hull, 2005). Ключевой пункт - то, что точно сформулированные эволюционно - психологические гипотезы полностью поддаются проверке. Как и другие теоретические перспективы в рамках психологии, они изменяются по качеству, точности, и степени. Раздающиеся иногда рефлексивное обвинение, что эволюционно -психологические гипотезы как правило просты ошибочно, как демонстрируют вышеприведённые примеры. 

2. Не проще ли решать проблему  с точки зрения рациональности? Не было бы наличие одного  генерального  механизма  более простым объяснением,  чем выдвижение многочисленных теорий? 

     Говоря  о гипотезах  развития психологических механизмов, некоторые психологи используют такие понятия, как общая рациональность предлагая, «просто понять». Другие предлагают вместо многочисленных объяснений один или несколько генеральных  механизмов. Хотя в этих заявлениях может быть интуитивное предчувствие, мы полагаем, что они весьма сомнительны как научные объяснения. Конкретный пример – чувство ревности. По этому поду было проведено множество исследований.  Эволюционные психологи выдвинули гипотезу зависимости ревности от индивидуальных различий, и она подтвердилась (Buss, Larsen, & Westen, 1992; Daly, Wilson, & Weghorst, 1982; Symons, 1979). Поскольку неуверенность отцовства является главной проблемой для мужчин, эволюционные психологи выдвинули гипотезу, что мужская ревность продиктована тем, что они видят большую угрозу в сексуальной неверности, тогда как женская ревность предполагает и эмоциональное увлечение. Хотя оба пола испытывают ревность более в сексуальной или эмоциональной областях, богатые эмпирические данные многочисленных исследований, доказывают относительность половых различий, в этом вопросе (Buss, 2008; Buss & Haselton, 2005; и Sagarin, 2005). Признак научного метода - воспроизводимость, однако, и мета-анализ 72 исследований установил значительный отклонение (d 0.64) в пользу данных различий (Hofhansl, Voracek, & Vitouch, 2004). Факт того, что половые различия были зарегистрированы в результате использования разнообразных методов - от непосредственных воспоминаний сексуальной и эмоциональной неверности (Schützwohl  & Koch, 2004) до типа нервной активации, с использованием fMRI технология (Takahashi 2006) - предполагает, что теперь очередь оппонентов (Buss & Haselton, 2005). После обнаружения этих различий, другими исследователями было предложено их объяснение. C. R. Harris и Christenfeld (1996), например, предположили, что гендерные  различия здесь происходят из-за “оценки рациональности желания, и их сдерживания ” (p.378). Они сделали вывод, что результаты возможно объяснить “рациональностью мышления” (p. 379). Хотя мы не отрицаем, что люди способны к рациональной мысли, существует несколько проблем: непредсказуемость поведения, комбинаторный взрыв, бедность стимула, и специфика контекста. Рассмотрим их подробнее:  

     Непредсказуемость поведения. 

       Рациональность призывается на помощь, для объяснения новых эмпирических данных, полученных вследствие эволюционно - психологических исследований. Но она не имеет отношения к их предсказаниям или выявлению. Следовательно, она несостоятельна как в эвристической, так и в прогнозирующей областях. Гипотезы о мотивационных приоритетах призванные объяснять обнаруженные опытным путем явления, не принадлежат области к рациональности. В случае ревности невозможно объяснить, почему для мужчин должна быть "рациональна" уверенность в отцовстве или для женщин мысль об эмоциональной измене. Даже предполагая, что мужчина "эмпирически" выяснял факт измены, это не снимало проблему неуверенности отцовства. Чтобы объяснить сексуальные различия в мотивационной сфере, механизм "рациональности" должен быть рассмотрен вместе с вспомогательными гипотезами. Поскольку это требует дополнительных объяснений для каждого нового факта, сама рациональность превращается в проблему “нехватки ресурса”. 

Проблема  комбинаторного взрыва. 

     Теория рациональности подразумевает просчитывание действий и средств их достижения. Это требует большего количества времени, чем доступно для того, решения множества адаптивных проблем, которые должны быть решены в режиме реального времени. Рассмотрим человека, пришедшего домой и обнаружившего жену в кровати с другим. Это обстоятельство типично приводит к ревности, гневу, насилию, и иногда убийству (Buss, 2000; Daly & Wilson, 1988). Мужчины делают паузу, чтобы оценить опасность и затем приходят в ярость. Предсказуемость и скорость мужской ревности в ответ на измену указывают на узконаправленную психическую реакцию, а не ответ, полученный в  результате продуманного рационального процесса. Узконаправленные психические реакции, активизируются в ответ на  соответствующую адаптивную проблему. Единый психический механизм “должен оценить все возможные альтернативы, изменения, сложность проблемы” (Cosmides & Tooby, 1994, p. 94). Следовательно, комбинаторный взрыв действительно парализует единый психический механизм (Frankenhuis & Ploeger, 2007). 
 

     Проблема бедности стимула. 

     Ревность статистически связана с увеличением неуверенности в отцовстве. Маловероятно, что мужчины могли изучить эту статистическую регулярность. Для этого им бы пришлось пронаблюдать большое число случаев сексуальной неверности (которые имеют тенденцию не афишироваться), и затем связать их с фактами мнимого отцовства, который может подтвердиться как через девять месяцев, так и через несколько лет, (например, непохожестью на предполагаемого отца). Напротив, полой отбор, демонстрирует статистическую регулярность, не обнаруживающуюся онтогенетически. 

Определение проблемы в контексте рациональности. 

       В эволюционной перспективе, для  ревности не существует никакого общего критерия рациональности. Она отчасти «рационально» оправдана для одинокого человека, как средство борьбы за своё будущее (дабы не остаться без наследников) (М Wilson & Daly, 2004). Напротив, она «иррациональна» для человека, у которого уже есть жена и дети. Что было бы «рационально» для мужчины в прошлом (например, многочисленное потомство через многоженство или краткосрочное спаривание) будет «иррационально» для женщины, имеющей постоянного партнёра «высокого генетического качества», который желает и в состоянии вложить капитал в нее и ее детей (Buss & Shackelford, 2008). Поскольку «рациональность» различается в зависимости от пола, возраста, и обстоятельств жизни, не существует никакого единого критерия. Важно отметить, что нет никакого единственного критерия для рациональности, которая независима от адаптивной области. 

3. Разве человеческое поведение не результат научения и социализации? 

Структура эволюционной психологии не подразумевает дихотомии, такие как “врожденный - приобретённый”, “биологический - культурный”. Вместо этого она предлагает теорию  прямых действий: экологический выбор формирует филогенетические механизмы (Fraley, Brumbaugh, & Marks, 2005) и влияет на их развитие на онтогенетическом уровне (Belsky, 2007; Bjorklund & Pelligrini, 2000; Ellis & Bjorklund, 2005). Окружающая среда обеспечивает услоия, которые активизируют психологическую адаптацию (Buss, 1995; Cosmides & Tooby, 2000). Таким образом, противопоставления теряют смысл. Все адаптационные механизмы требуют некоторых экологических условий для своей активации. Термин «изучение» иногда используется как объяснение наблюдаемого эффекта и является простой констатацией, что кое-что в организме изменяется как следствие экологических условий. В этом случае, не обеспечивается дополнительной объяснительной ценности наблюдаемого явления. Изучение требует развитой психологической адаптации:“ 3-фунтовая цветная капуста не учится, а 3-фунтовые мозги учатся” (Tooby & Cosmides, 2005, p. 31). Ключевая проблема состоит в том, чтобы идентифицировать природу основной адаптации изучения, которая позволит людям изменить свое поведение, вследствие специфических форм экологического подхода. Хотя психология испытывает трудности в полном понимании природы этой адаптации, существует достаточно свидетельств, чтобы сделать несколько выводов. Рассмотрим три примера: (a) Люди избегают секса с генетическими родственниками (половое воспитание); (b) избегают продуктов, могущих содержать токсины (навыки разборчивости в еде); (c) люди наблюдают, какие действия приводят к увеличениям статуса и престижа (изучение критериев престижа).

 

Существуют убедительные аргументы и доказательства того, что каждая из этих форм научения эволюционировала отдельно, а не по одной универсальной схеме (Johnston, 1996).  Иначе говоря, при наличии общих компонентов, они должны иметь, некоторые специализированные.

 

 Решение вопроса о предотвращении кровосмешения требует избегания сексуального контакта с близкими родственниками, которые являются, с репродуктивной точки зрения, неподходящими партнеры из-за возникновения проблем, следующих из гомогенности генотипов.  Имеются достоверные доказательства, наличия механизмов  препятствующих кровосмешению, весьма чувствительных к близко родственному набору генов. Одним из таких механизмов  является совместное проживание во время развитии (Lieberman, Tooby, & Cosmides, 2003, 2007). Совместное существование на одной  территории является почти надежной гарантией будущей генетической связи, хотя в современных условиях это не всегда так, как показывают, например, эксперименты в израильских  кибуцах. Совместное продолжительное  проживание детей противоположного пола,  сильно ослабляет их привлекательность друг для друга в качестве половых партнёров, повышая степень эмоционального отвращения к идее обоюдного секса (Lieberman и др., 2003, 2007; см. Tyber, Lieberman, & Griskevicius, 2009).

 

Навыки пищевой разборчивости у людей, и большинства всеядных существ, формируются благодаря механизму, эффективно связывающему тошноту с приемом пищи, содержащей токсины или болезнетворные микроорганизмы и, приводящему, таким образом, к отвращению и избеганию подобной пищи в будущем (Domjan, 2004).

 

Сбор информации о статусе и престиже является важнейшим механизмом в вопросах иерархии (Henrich & Gil-White, 2001). В  сообществе охотников —  собирателей, например, хорошие охотничьи навыки - залог престижа (Hill & Hurtado, 1996). В определении критериев престижа не последнюю роль играет фактор внимания: Те, кто чаще всего оказываются центром внимания, обладают большим престижем (Chance, 1967). Проявляя внимание и подражая качествам, стилю одежды и поведения тех, на кого большинство обращает внимание, люди изучают критерии престижа своей культуры, что является одной из форм социального научения (Henrich & Gil-White, 2001).

 

Эти формы —  предотвращения кровосмешения изучения, отвращения пищи, и критериев престижа — имеют собственное содержание, специализацию и функции. Каждый действует на основе различных наборов генов. Каждая несёт свой функциональный и адаптационный смысл и решает различные адаптивные проблемы: будь то  избегание родственников в качестве сексуальных партнеров, отвращение к виду и запаху определенных продуктов, или эмуляция тех, кто в престиже. Но есть четыре критических замечания, которые можно сделать, исходя из этого краткого и неполного анализа.

 

Во-первых, формулировка «изучено» не предоставляет более удовлетворительное научное объяснение, чем это делает формулировка «развито»; это - просто констатация, что экологический подход - компонент причинного процесса, в ходе которого в организме происходит некое изменение.

 

Во-вторых, «изученный» и «развитый» не конкурирующие понятия; скорее изучение требует развитых психологических механизмов, без которых оно не могло произойти.

 

В-третьих, развитые механизмы изучения, вероятно, будут более многочисленными, чем считалось в традиционные концепциях, которые ограничивались несколькими общими механизмами изучения, такими как оперантное научение. Безусловно, этот род обучения очень важен, но он содержит много специализированных адаптивных «элементов дизайна» (Ohman & Mineka, 2003).

 

В - четвёртых, развитие механизмов научения являются, по крайней мере, несколько определенными в природе, содержа специфические элементы дизайна, соответствующие решению качественно отличных адаптивных проблем.

        

Другое объяснение, которое иногда предлагается как альтернатива эволюционным психологическим объяснениям - социализация. Действительно, для большей части психологии 20-ого столетия социализация была сильным фактором, оказывающим влияние на развитие человека. Это представление было основано на старой, но чрезвычайно влиятельной идее, что “индивидуальные   свойства являются   лишь   бесформенной   материей, которую  социальный   фактор   определяет  и  преобразует ”(Durkheim, 1895/1962, p. 106). История знает немало социальных теорий полагавших, что человек — это «tabula rasa », заполняемая внешними воздействиями (Pinker, 2002). Эмпирическая работа, проводившаяся последние нескольких десятилетий, постепенно изменяла это предположение. Plomin и Daniels (1987), используя поведенческие генетические методологии, показали, что влияние в пределах семьи (типично принимаемые традиционными теориями социализации) составляют тривиальный процент от различия в индивидуальности и других психологических переменных. Кроме того, meta-анализ 172 исследований родительской дифференциальной социализации, мальчиков и девочек обнаружил, что родители поощряют у своих детей типичные для их пола занятия (Lytton & Romney, 1991, p. 267). Предположение о родительской дифференциальной социализации подтвердили другие исследования, давшие неожиданные результаты, когда взрослым обезьянам  верветкам  предлагали поиграть с типично мальчишескими, такими как грузовики и типично девичьими игрушками, такими как куклы Барби. Самцы предпочитали играть с «мужскими», а самки с "женскими" игрушками (Hines, 2004). Половые различия зависят от уровня андрогенов: в мужских эмбрионах гены направляют формирование семенников, которые начинают вырабатывать тестостерон, мужской половой гормон, «ответственный» за «маскулинную» внешность.(Hines & Green, 1991). Недостаток доказательств возможности родительской дифференциальной социализации оказывать «сколь-нибудь долговременное влияние на развитие личности своего ребенка», заставил некоторых теоретиков сместить акцент и сосредоточиться на окружении (за пределами семьи) и генетические факторах (J. R. Harris, 2007). Учитывая огромные усилия, затрачиваемые родителями во всех культурах на социализацию детей, она бросила бы вызов эволюционной логике, если бы не было никакой социализации самих родителей. Эволюционные психологи полностью принимают важность поведенческих влияний, исходят ли они от родителей, родных братьев, или просто сверстников (Buss, 2008; Ellis, Jackson, & Boyce, 2006). Дочернюю гипотезу — идею, что у родителей имеется адаптация, по сексуальной социализации дочерей и сыновей — иллюстрирует один подход, основанный на развитии теории социализации (Perilloux, Fleischman, & Buss, 2008). Согласно этой гипотезе, родительское ограничение сексуальности дочерей обеспечивало три функциональных защиты: (a) защиту сексуальной репутации их дочери, (b) постоянство полового партнёра, и (c), охрану от сексуальной эксплуатации (Perilloux и др., 2008). Используя два отдельных источника данных, подростков и их родителей, Perilloux и ее коллеги установили, что родители, с большей вероятностью, будут контролировать сексуальность (например, устанавливая более раннее  время прихода домой) и эмоциональное состояние дочери, чем сексуальную активность сына. В масштабном кросс - культурном исследовании 93 культур Low (1989) обнаружила, что девочки более сексуально ограничены, чем мальчики. Эти исследования иллюстрируют только эволюционный подход к методам социализации (см. Geary & Flinn, 2001: Эволюционный подход в воспитании. Ellis и др. 2006: Эволюционная теория адаптивной фенотипической пластичности). Проведённая большая теоретическая и эмпирическая работа позволяет увидеть, что эволюционные объяснения социализации не обязательно взаимно исключаемы; в некоторых случаях, они могут полезно дополнять друг друга, чтобы обеспечить новые данные.

 

 

 

 

 

 

4. Как эволюционная психология рассматривает культуру?

 

Иногда культура составляет конкуренцию объяснениям, которые выдвигает психология. Наиболее часто это происходит когда наблюдается кросс – культурная изменчивость. Порой выдвигают аргумент, что различия между группами - доказательство того, что «культура» есть независимая причина, создающая содержание человеческого разума (см. Buss, 2001: Обсуждение культурного мифа, как первопричины эволюционного развития). Термин «культура» включает два отличных понятия: (a) отличие образа жизни; и (b) передачу идей, ценностей, и представлений через наблюдение или взаимодействие (Tooby & Cosmides, 1992). Ни одним из этих отличных понятий, нельзя, однако, пренебречь, так как оба служат структурированию содержания, и развитию человеческого разума.

 

(а) Культура является результатом человеческой познавательной деятельности и выражается по – разному, согласно местным условиям. Есть предположение, что выбор потенциального партнёра по внешности, например, варьировался в разных культурах в соответствии с местным уровнем распространенности патогенов. Паразиты, как известно, ухудшают внешний вид. В географических регионах с большей распространённостью паразитов, как мужчинами, так и женщинами более ценится физическая привлекательность партнера. (Gangestad & Buss, 1993; Gangestad, Haselton, & Buss, 2006). В самом деле, 52%  от культурных изменений в отдаче предпочтений внешнему виду партнера приходится на долю распространенности паразитов. Но эволюционная психология не может полностью объяснить некоторые формы культурных изменений, хотя, очевидно, что до некоторой степени это ей удаётся.

 

(б) Вторую форму культурных явлений представляют привнесённые культуры (Norenzayan, 2006). Привнесённая культура включает в себя представления о загробной жизни,  пищевые предпочтения или табу на определенные продукты, содержание определенных стереотипов о чужаках, а также информацию, передаваемую через сплетни. В серии исследований, по проверке гипотезы  адаптационной идеи передачи информации, McAndrew, Bell, and Garcia (2007) нашли предсказанные схемы распространения сплетен. Люди часто распространяют сплетни о конкурентах, воздерживаясь от сплетен о друзьях или возлюбленных.

 

Сексуальная стратегия включает распускание унизительных слухов о конкурентах, предназначенное для ушей потенциальных партнёров. Сплетни различаются по содержанию: мужчины, больше ориентированы на недостатки в спортивной и профессиональной доблести, в то время как женщины, которые более склонны говорить о внешнем виде и сексуальном поведении (Buss и Dedden, 1990; Campbell, 2004). Пока никто не может утверждать, что ему удалось сформулировать подробное объяснение того или иного аспекта культуры. Удовлетворяющие объяснения должны включать следующие элементы: (а) психологическую адаптацию, направленную на выборочную передачу идей, убеждений, представлений; (б) психологическую адаптацию, направленную на их восприятие (Flinn, 1997), и (с) психологическую адаптацию, направленную на отсеивание идей на основе таких качеств как доверие (Cosmides и Tooby, 2000). Как проницательно заметили Allport and Postman (1947, стр. 314), «Зарождение и дальнейшее распространение слухов основано на сильной личной заинтересованности лиц, участвующих в их передаче». Но культура, устоявшаяся на протяжении многих поколений, может создавать трудности при адаптации человека к новым условиям (Cochran & Harpending,  2009). Примером является появление социопатическтх  черт, как следствие, жизни в больших городах (Buss & Duntley, 2008; Mealey, 1995). Как привнесённая культура зиждется на фундаменте психологической адаптации, так и новые адаптации могут развиваться на основе привносимых культур. Остаётся открытым вопрос о развитии у людей в течение последних 10000 лет эволюционно -  психологической адаптации в отношении таких культурно передающихся изобретений как денежные отношения.

Хотя коэволюция  природы   и  общества (иногда называемая генно-культурной коэволюцией), не является естественнонаучной областью исследований,  теоретическая работа предполагает, что это одно из перспективных направлений (Cochra и Harpending, 2009; Richardson & Boyd, 2005). Отношение эволюционной психологии к культуре может иметь место по ряду ключевых вопросов: (а) культурных явлений, требующих объяснений; (б) название  какого – либо явления, так как «культура» это просто описание, а не объяснение; (c) проведение разграничения различных форм культурных явлений, таких как привнесённая и воспринятая культура; (d) объяснение привнесённых культурных явлений требует понимания психологических механизмов и соответствующего экологического подхода

и (e) переданная культура может повлиять на развитие новой адаптации, которая в свою очередь может затронуть  саму эту культуру, порождая, таким образом, коэволюционную культурную адаптацию.

 

 

 

5. Как эволюционная психология объясняет влияние современных условий на человека?

 

Конечно, у окружающей среды было достаточного количества времени, чтобы повлиять на развитие психологической адаптации. Люди живут в современных условиях, отличающихся в некоторых важных аспектах от условий жизни гоминид. Вместо добычи пищи охотой и собирательством, мы теперь едим в ресторанах и покупаем расфасованные продукты в магазине. Общение по компьютеру частично заменили личные контакты, в то время как расширение мобильной связи способствует коммуникации ранее изолированных народов. С помощью противозачаточных средств, современные люди могут избежать зачатия при совершении полового акта. Как же эти изменения повлияли на человека с точки зрения эволюционной психологии?

 

Есть, по крайней мере, два подхода к решению этого вопроса.

 

Во-первых, несоответствие между изменившейся и исконной средами могут свести на нет адаптивную полезность некоторых психологических механизмов. Механизмы, когда-то повлиявшие на репродуктивный успех, может не иметь такого же эффекта. Вкусовая адаптация к пищевым продуктам, содержащим жиры и сахар, в современных условиях, изобилующих высокими технологиями обработки продуктов питания, приводит к ожирению и сахарному диабету 2 типа.

 

Во-вторых, новые стимулы окружающей среды, такие, как средства массовой информации или порнография, может спровоцировать, или наоборот блокировать наши психологические механизмы.

 

Конкретным примером несоответствия исконных и современных условий является ревность. Почти наверняка она развивалась, как механизм, гарантирующий определенность отцовства; избегания траты ресурсов на воспитание чужого потомства (Buss, 2000). В современном мире, однако, если женщина принимает контроль за рождаемостью на себя, ревность в вопросе предотвращения вложений в чужое потомство оказывается лишней.

Если данная адаптация, появилась как гарантия максимального репродуктивного успеха (которого не может быть в принципе-см. Tooby и Cosmides, 1990), то использование женщиной контрацепции должно смирять ревность партнера. Однако, подкреплённая эмоционально, например, видом поцелуя, адресованного сопернику, она не будет препятствовать активизации ревности партнера. Психологическая адаптация будет активизироваться сигналами (или близкими к ним), для которых была предназначена, независимо от того, служит ли она в настоящее время функциям, для которых они первоначально развилась. Для того, чтобы повлиять на мужскую ревность, пришлось бы изобрести новые или изменить существующие психологические механизмы. Для развития таких такой сложной адаптации необходима надежность и повторяемость в течении многих поколений. Эффективная контрацепция сравнительно недавнее изобретение и у естественного отбора просто не было достаточно времени для налаживания или изменения сложной психологической адаптации. В некотором смысле, существует несоответствие между миром, в котором люди эволюционировали и миром, в котором они живут сейчас.

 

 

 

Другой способом, которым новые экологические влияния могут затронуть наши психологические механизмы, состоит в имитации сигналов, для которых та или иная адаптация была предназначена. Порнография, например, может активировать сексуальную адаптацию, вне зависимости от готовности к спариванию, созерцая 2-мерный образ женщины на странице или экране компьютера (Symons, 1979). В природной среде, например, возбуждение будет иметь место только в реальном присутствии женщины. Современные сигналы, имитирующие природные могут искусственно спровоцировать эволюционные адаптации способами, которые не могут быть в настоящее время адаптивны. Несомненно, в некотором смысле современная среда имеет сходство с изначальной и адаптации, функциональные в прошлом, могут продолжать функционировать в настоящее время, так что непрерывность функций должна быть определена на индивидуальной основе.

 

 

 

6. Какую роль играют гены в рамках эволюционной психологии?

 

Это сложный вопрос, который может быть проанализирован как минимум на трех уровнях - генетического детерминизма в сравнении с интеракционизмом; генов лежащих в основе адаптаций; адаптаций, без молекулярно-генетического субстрата.

 

Генетический детерминизм против интеракционизма.

 

Генетический детерминизм это доктрина, утверждающая, что гены определяют фенотипы, такие как морфология, психология, или поведение, с незначительным (или отсутствием) влиянием среды. Эволюционная психология решительно отвергает позицию генетического детерминизма, твёрдо стоя на позициях интеракционизма, который утверждает роль среды на каждом этапе эволюционного процесса. Влияние среды включает в себя (а) давление отбора; (б) среду, необходимую для правильного развития адаптивных механизмов и (с) условия, необходимые для их активации. Действительно, адаптация существует в своей нынешней форме именно потому, что успешно решили адаптивные проблемы, создаваемые различными непредвиденными обстоятельствами.

 

Для иллюстрации  ошибочности позиции генетического детерминизма, рассмотрим один пример экологической переменной активизирующей такой психологический механизм как снижение, происходящее, когда люди вступают долгосрочные отношения, например в брак (Burnham et al., 2003) и дальнейшее снижение тестостерона после рождения первого потомства (Gray, Yang, & Pope, 2006). Эволюционные механизмы, участвующие в регуляции тестостерона, очевидно, имеют генетическую основу, но в данном случае они предназначены для использования в конкретных социальных  условиях для приведения его уровня в соответствие с выполняемой задачей (Gray, Parkin, & Samms-Vaughan, 2007). Этот пример, подтверждает интеракционистский подход в эволюционной психологии. Психологическая адаптация появилась в ответ на социально-бытовые проблемы, например, иметь или не иметь детей. Хотя эволюционная психология отвергает пустые аргументы разума, она так же отвергает и генетический детерминизм, прочно стоя на позициях интеракционизма (Pinker, 2002).

 

Существует ли ген для каждой адаптации?

 

Эволюционные психологи иногда сталкиваются вопросы с вопросами типа “Существует  ли там ген ревности?” или “Есть ли ген мужской агрессии?” Гены не кодируют непосредственно специфические физиологические или поведенческие особенности; скорее они кодируют определенные белки. Когда генетики говорят, что есть ген для специфической черты, имеется в виду, что ген вовлечен в некотором роде в выражении этой черты. Большинство особенностей полигенны, то есть, они отрегулированы сложными взаимодействиями многих генов в сочетании с факторами внешней среды. Один ген редко кодирует какой - либо физиологический или психологический механизм. Хотя открытие «серповидно клеточного гена» заставило некоторых ученых быть оптимистичными в отношении обнаружения ещё какой - либо одногенной адаптации. Однако  десятилетия последующих исследований выявили немногочисленность таких случаев. У всякой адаптации, по определению, должно быть генетическое основание. Если его нет, возможно, не разовьются в процессе естественного отбора. Это относится  как к психологическим адаптациям, таким как страх змей или обнаружение нарушителя, так и физиологическим, таким как функционирование почек и легких.

 

Можете ли вы представить доказательства психологической

          адаптации, не основываясь на генетическом факторе?

 

Эволюционные психологи часто формулируют гипотезы об адаптации. Некоторые из них касаются её побочных продуктов (например, Kurzban, Tooby, & Cosmides, 2001) или нарушениям, производимым мутациями (например, Keller & Miller, 2006). Адаптации характеризуются сложностью, экономичностью, и эффективностью в осуществлении определенных функций, а также… неспособностью ученых выявить их сложные генетические основы(Williams, 1966). Например, человеческий глаз - бесспорно адаптация, предназначенная для решения специфических проблем, таких как обнаружение движения, различение цветов, и контрастов. Универсальные, и сложные элементы строения глаз являются свидетельством того, что они - адаптация к определенным функциям. Но ученые ещё, пока недостаточно знают, какие гены и генные взаимодействия вовлечены в обеспечение функций визуальной системы. Та же самая логика относится и к психологической адаптации. Так же, как эмпирическое исследование выявило боязнь змей, иллюзию слуха, и иллюзию спуска, не выявив их генетической основы, точно так также исследования, подтверждают существование альтруистической адаптации, адаптации дифференциальных родительских инвестиций, и адаптации по выявлению нарушителя в социальном обмене, не обнаружив генетического основания. Демонстрация специализированных функций дизайна обеспечивает одно из самых неопровержимых свидетельств адаптации. Отдельные изменения в аллелях гена DRD4 демонстрирует пример. Аллель 7R гена DRD4 гена,   ассоциированного   с   поиском  нового и экстраверсии (Ebstein, 2006), наблюдается с резко различной частотой в различных географических областях (например, выше в Северной Америке, чем в Азии). Была выдвинута гипотеза, что эта аллель одобряется отбором тогда, когда люди мигрируют в новые окружающие среды, или населяют ресурсообильные окружающие среды (Chen, Burton, Greenberger, & Dmitrieva, 1999; Penke, Denissen, & Miller, 2007). Открытие, что аллель 7R существенно более распространена у мигрирующих популяций, чем у оседлых, подтвердило эту гипотезу (Eisenberg, Campbell, Gray, & Sorenson, 2008). И, хотя молекулярный генетический анализ не необходим для того, чтобы выполнить программу исследований эволюционной психологии, он может стать большим подспорьем для проверки некоторых эволюционно -  психологических гипотез.

 

 

 

7. Какова практическая ценность эволюционной психологии?

 

         Эволюционная психология - фундаментальная наука, и в качестве  таковой, ищет фундаментальное объяснение человеческой натуры — объяснение психологических механизмов. Её концептуальная структура была разработана как метатеория в помощь психологической науке, но не особо для практического применения. Тем не менее, способность проникновения в суть, обеспеченная эволюционной психологией, была все более и более востребована для применения к практическим социальным проблемам. Один пример из области клинической психологии:

 

         Эволюционный клинический психолог Стив Иларди  нашел эффективный способ борьбы с депрессией. Он выдвинул гипотезу, что основной её расстройств является современный образ жизни. Изучая привычки первобытного человека, он пишет, что люди проводили большую часть своего дня на открытом воздухе под солнечными лучами, в таких занятиях как охота, собирательство, постройка убежищ, создание инструментов, и охрана детей. Они жили маленькими, тесно связанными группами, постоянно находясь в окружении своей семьи и соплеменников. Их диеты отличались от большинства современных диет. Его система включает шесть шагов:

        

         Необходимо увеличить потребление кислот омега-3 (рыба и рыбий    жир);

          Участвовать в коллективной деятельности;

          гулять под солнечными лучами, по крайней мере, 30 минут в день;

          Повысить физическую активность и обеспечить себе полноценный сон     (не менее 8 часов);

         Особое внимание нужно уделить движению (ведь побегать за   мамонтами нам теперь не удастся);

         Общеукрепляющие спортивные занятия, хотя бы три раза в неделю,          обеспечивающие сжигание 350 калорий.

 

Эта терапия, проводимая в течение 14-недель, дала более чем 50%-ое сокращение депрессивных признаков, по сравнению с контрольной группой. (Ilardi et al., 2007).

Эти результаты отнюдь не подразумевают, что депрессия отсутствовала в первобытные времена. Действительно, есть свидетельства, что некоторые формы депрессии могут служить различным адаптивным функциям, таким как уход от ошибочных стратегий, помогая людям быть более объективными в оценке целей, а также функции сигнализирования о потребности в помощи.  (например, Andrews & Thompson, 2009; Keller & Nesse, 2006; Nesse & Williams, 1994; Stevens & Price, 1996; Watson & Andrews, 2002). Тем не менее, в современном мире уровень депрессии, опасно увеличился (Kessler & Ustun, 2008). Более глубокое эволюционное понимание проблемы депрессии, включая перспективы развития и способы которыми изменения, произошедшие в окружающей среде по сравнению с первобытной её усиливают, может привести к более успешному лечению и более эффективной профилактике. Хотя клинические методы в эволюционной психологии только начинают применяться,  уже  имеются практические результаты. Другой пример взят из области закона.  Ученые-юристы все чаще используют знания о развитии психологической адаптации, чтобы понять, как лучше регулировать человеческое поведение и принимать правильные решения в плане политического  руководства. Эволюционная психология явилась вдохновителем формирования Общества Эволюционного Анализа в области Закона (см. www.sealsite.org), куда входит более 400 участников, из более 30 стран. Практическое применение включает выявление конфликтов, которые существуют между врожденным поведением человека и регулирующими его правовыми нормами; совершенствование анализа затрат и выгод, которые часто используются в разработке законов; углубление нашего понимания принятия решений человеком; определение моделей поведения полезных при разработке законов (Jones & Goldsmith, 2005). Эволюционный анализ вскрывает сложные факторы, стоящие за сексуальными домогательствами, детоубийствами, способствуя разработке мер профилактики (Jones, 1997, 1999; Jones & Goldsmith, 2005). Возьмём для примера сексуальное домогательство. Законы о сексуальном преследовании используют понятие «разумный уровень человека», означающее, что человек может быть ответственным за собственное поведение, решая вопрос о его приемлемости и устанавливая разумные рамки. Однако исследование показало, что женщины считают, большинство действий куда более сексуально преследующими, чем полагают мужчины. (Buss, 2003; Duntley & Buss, в прессе). Но если у женщин и мужчин есть различные понятия в этой области, как же суд может применить унисексуальный «разумный уровень человека»? И, хотя каких-либо окончательных решений достигнуто не было, ученые-юристы продолжают работать в сфере  принятия более эффективных законов против сексуальных домогательств, учитывая эволюционно – психологические данные (Jones & Goldsmith, 2005). Хотя эволюционная психология - научная дисциплина без социальной повестки дня, знание психологических механизмов и активизирующих их генетических «рычагов», может, помочь в осуществлении эффективной социальной политики. Сокращение случаев жестокого обращения с детьми, например, может быть достигнуто изучением эволюционных сил, лежащих в его основе. Открытие такого фактора жестокого обращения с детьми как трудность адаптации ребёнка к присутствию отчима в доме, обеспечило дополнительные возможности разработки социальной политики по снижению уровня жестокого обращения с детьми (Daly & Wilson, 2005; Herring, 2009; Jones & Goldsmith, 2005).

 

8. Каковы ограничения эволюционной психологии?

 

         Хотя мы сформулировали некоторые из ценных свойств эволюционной психологии и разъяснили распространенные заблуждения, нужно сказать и об ограничениях — и эмпирического, и концептуального характера.

        

         Один класс ограничений  лежит в области «эволюционных парадоксов», которые не могут быть объяснены несоответствиями древних психологических механизмов изменившимся экологическими условиям. Самый очевидный пример – гомосексуализм названный «дарвинистским парадоксом». Гомосексуализм, кажется, бросает вызов эволюционной логике, не способствуя воспроизводству. Хотя были предложены многочисленные эволюционные гипотезы гомосексуализма, к настоящему времени ни одна не получила подтверждение (например, Bobrow & Bailey, 2001).

 

         Другой «эволюционный парадокс» - самоубийство. В Соединенных Штатах более  30 000 ежегодно совершают самоубийство (Gibbons, Hur, Bhaumik, & Mann, 2005). Это явление более распространено среди мужчин, чем среди женщины и его пики приходятся подростковый возраст и старость. De Catanzaro (1995) и другие (Brown, Dahlen, Mills, Rick, & Biblarz, 1999) утверждают, что самоубийство, наиболее вероятно происходит, когда человек ощущает свою малую репродуктивную пригодность. Установлено, что к такому поведению могут приводить болезни, ощущение обременительности для семьи, а так же сексуальная неудовлетворённость. Если обременительностью для семьи можно, хоть как – то  объяснить самоубийства среди пожилых, то эта причина вызывает сомнения при объяснении подростковых самоубийств. Такие самоубийства, вероятно, будут неадаптивными продуктами психических механизмов, которые работают со сбоями (Wakefield, 2005). Короче говоря, есть такие «эволюционные парадоксы», как гомосексуализм и самоубийство, которые остаются необъяснимыми, с современных эволюционно -  психологических позиций. [Усыновление может представлять другую эмпирическую загадку для детального обсуждения принятия в рамках эволюционной психологии. см. Silk (1990).]

 

Кроме того, ограничением является то, что мы испытываем недостаток в детализированном знании  о действии давления отбора, с которым люди сталкивались в течение миллионов лет эволюции. Мы не располагаем видеозаписью того времени, чтобы увидеть во всех подробностях все события в течение миллионов лет, которые привели к нынешней структуре человеческого тела и мозга. Но это ограничение не является полным. Есть достаточно богатая информации о первобытном мире, чтобы кое-что утверждать с определённой степенью уверенности. Мы знаем, например, что у первобытных людей «было деление на два пола; цветное зрение, чувствительное к спектральным свойствам солнечного света; они жили в биотической среде; были подвержены частым ранениям; были уязвимы для разнообразных паразитов и болезнетворных микроорганизмов; страдали от депрессии межродственного скрещивания, вследствие полового контакта с родными братьями” (Tooby & Cosmides, 2005, стр. 23–24); что поскольку зачатие происходит у женщин, а у не мужчин, в женском организме происходят метаболические изменения при кормлении грудью; они охотились, по крайней мере,  в течение последнего миллиона лет (Leakey & Lewin, 1992; Milton, 1999); жили они  небольшими группами от нескольких дюжины до 150 человек (Dunbar, 1993); изготавливали и использовали инструменты для охоты и собирательства и готовить, и посуду (Ambrose, 2001; Bingham, 2000; Klein, 2000). А также, передвижение на двух ногах (Tattersall, 1995), долгое детство (Harvey & Clutton-Brock, 1985), большой  родительский вклад в воспитание, (Hawkes, 2004), и скрытая овуляция (Sillen-Tullberg & Møller, 1993) отличает наших предков от их самого близкого родственника - шимпанзе. Для  прояснения некоторых аспектов эволюционные психологи используют данные антропологии, археологии, приматологии, сравнительной биологии, и этологии. Например, палеонтология располагает данными о соответствии того или иного типа найденного древнего оружия очертаниям ран, обнаруживаемых на черепах и скелетах. Из наскальных рисунков со сценами борьбы и многих других источников мы делаем выводы, что мощной враждебной силой природы для первобытного человека была война и что мужчины намного чаще убивали и бывали жертвами, чем женщины (Duntley & Buss, 2008). Как астрономы используют явления радиации абсолютно чёрного тела и расширяющейся вселенной для изучения прошлого нашей галактики, так и эволюционные психологи могут использовать существующие психологические механизмы, для понимания прошлого. Страх перед змеями, например, даже в современной окружающей среде, где их сравнительно мало, доказывает, что они были достаточно грозной враждебной силой в нашем эволюционном прошлом (Nesse, 1990). Или, скажем, пример из области вкусовых предпочтений: вещества, которые люди находят горькими, часто содержат токсины. Или предпочтение безопасной среды обитания. Или выбор партнёра по определённым признакам, статистически коррелирующим с достатком.

 

         Люди интересуются прошлым. Они идут в архивы, хранящие богатство знаний прошлого. В результате мы получаем представление о некоторых механизмах отбора. Однако вся область психологии и эволюционная в частности будут всегда ограничены неполнотой этих знаний.

 

Ещё одно ограничение эволюционной психологии заключается в существующем дефиците объяснений культурных и индивидуальных различий. Эволюционная психология была намного более успешной в объяснении видотипичных и поло -  дифференциальных психологических адаптаций, чем в объяснении индивидуальных изменений или изменений в пределах пола (Buss, 2009). Хотя эволюционные психологи обнаружили женское превосходство пространственной памяти (Silverman & Choi, 2005), что объясняется вероятной адаптацией к собирательству, они еще не объяснили, ни значительное изменение этой адаптации, ни почему у некоторых мужчин эта способность развита лучше, чем у женщин. И, хотя в объяснении индивидуальных и культурных различий есть определённый прогресс (например, Buss, 2009; Keller & Miller, 2006; Nettle, 2006; Penke et al., 2007 Gangestad et al., 2006; Schaller & Murray, 2008; Schmitt, 2005), это лишь малая толика той грандиозной работы, которую предстоит проделать.

 

 

 

Заключение

 

         За последние 15 лет эволюционная психология прошла путь от периферийной чисто теоретической дисциплины до занятия центрального места в рамках психологической науки. Курсы эволюционной психологии преподаются во многих колледжах и университетах Соединённых Штатов и многих стран мира. Она включена во все учебники психологии, хоть и с различными степенями точности.  Сделанный обзор приводит нас к трем заключениям: (a) увеличилось освещение эволюционно – психологических проблем; (b) "тон" освещения изменился за эти годы от первоначально враждебного к, по крайней мере, нейтральному (в некоторых случаях ещё есть разброс от и до); и (c) в отдельных текстах ещё встречаются недопонимания и неверные формулировки  (Cornwell et al., 2005; Park, 2007). Цель этой статьи состояла в том, чтобы ответить, на часто задаваемые вопросы и разъяснить позицию эволюционной психологии по спорным проблемам, рассеять некоторые из наиболее распространенных заблуждений и осветить ещё встречающиеся ограничения. Мы надеемся, что эти разъяснения увеличат точность освещения в журналах по психологии и учебниках, а так же поспособствуют связям между психологами независимо от специализации, помогая продвижению психологических знаний, что является нашей общей целью.

 

 

Благодарности

 

         Автор выражает искреннюю признательность всем, без кого эта статья не могла быть написана.

 

 

Приложение

 

Основные понятия

 

 

 

Адаптация. «Свойства, выработанные естественным отбором для приспособления к окружающей среде, решения определенных проблем и выживания» (Tooby & Cosmides, 1992, p. 62).

 

Побочные продукты. «Особенности не решающие адаптивные проблемы и не имеющие функционального значения; их «выносит вперед» вместе с особенностями, имеющими функциональное значение из – за сцепленности с ними (Buss, 2008, p. 39).

 

Неуверенность в отцовстве. Секс с замужней женщиной. Когда за  этим следует рождение ребёнка, обманутый человек рискует бессознательно тратить ресурсы на потомство другого.

 

Элементы дизайна. Признаки или составные части адаптации, которые были «разработаны» естественным отбором (никакой предусмотренный или намеренный процесс не подразумевается этой фразой).

 

Воспринятая культура. «Культурные различия [которые] объясняются, с помощью общих психологических механизмов, объединенённых с местными особенностями» (Buss, 2008, p. 417).

 

Выбор группы. «Выбор, между группами людей, а не индивидуумами.  Способствует возникновению, в ходе соперничества с другими группами, признаков, выгодных для данной группы»(Ridley, 2004, p. 685).

 

Депрессия межродственного скрещивания. Комплекс поведенческих, физических, и репродуктивных проблем, которые следуют из неправильно гомогенных генотипов.

 

Мутации. Изменения в последовательности нуклеотидов гена в результате ошибки копирования во время клеточного деления, под воздействием ультрафиолетовой радиации, вирусов, или других мутагенов.

 

Натуралистическая ошибка. Представление, о том, что этические принципы могут быть выведены из того, что случается в мире.

Шум. Случайные явления, произведенные силами, такими как случайные мутации, внезапные и беспрецедентные изменения в окружающей среде, или шанс, производят во время развития.

 

Полигенность. Проявление в фенотипе двух или больше генов.

 

Ближайшее объяснение. Отвечают на вопросы об онтогенетическом развитии поведения, как на него влияет научение и воздействуют физиологические, нейрологические и др. средовые переменные. Включают в себя механизмы, оказывающие действие на протяжении жизни индивида.

 

Переданная культура. Подмножество идей, ценностей, и представлений, которые первоначально существуют, по крайней мере, в одном уме и распространяемые через наблюдение или взаимодействие (Tooby & Cosmides, 1992).

 

Окончательное объяснение. Придают   значение  тому,  как   поведение   вносит  свой  вклад   в   общую   эволюционную   приспособленность   животного. Включают в себя механизмы, которые влияли на естественный отбор в отдаленном филогенетическом прошлом индивида

 

 

 



2010:03:15
Обсуждение [0]