Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

список интервью


Интервью с Олегом Гильбурдом
О.А. Гильбурд

Сайт «Этология» предлагает вашему вниманию интервью со специалистом в области этологии и социобиологии, врачом-психиатором высшей категории, заведующим курсом общей и судебной психиатрии Сургутского государственного университета Олегом Аркадьевичем Гильбурдом. Беседовал Алексей Вязовский.

 

Алексей Вязовский: Олег Аркадьевич, расскажите, пожалуйста, как и когда Вы познакомились с этологией и социобиологией?

 

Олег Гильбурд: С этологией я познакомился в 1986 году, когда приехал в Симферополь на цикл усовершенствования по избранным вопросам психиатрии. В общем учебном плане кафедры, которой тогда руководил ныне покойный профессор Алексей Николаевич Корнетов, была предусмотрена серия из трёх, кажется, лекций, посвящённых особенностям невербального поведения человека в норме и при психических заболеваниях. Разработал и читал курсантам этологические лекции тогда ещё доцент, а ныне профессор Виктор Павлович Самохвалов. Отчётливо помню свою восторженную ошеломлённость от услышанного и острое, почти болезненное, ощущение некоего прозрения и осознания глубокой истинности и адекватности этологического метода, его комплементарности моим смутным исканиям - это было ТО САМОЕ и МОЁ!.. В дальнейшем я с этологическими наблюдениями уже не расставался, а в 1997 году, когда этология человека перестала рассматриваться в отечественной психиатрии как "продажная девка империализма", защитил в Томске единственную в то время на пространстве Сибири и Дальнего Востока кандидатскую диссертацию, в которой исследование невербального поведения северных аборигенов и мигрантов в норме и при шизофрении было одним из базовых методов,  - эффект был столь сильным, что сразу после этого НИИ психического здоровья Томского научного центра СО РАМН официально включил этологический метод в число основных при реализации своей научной программы...

К социобиологии я пришёл приблизительно спустя два года после знакомства с этологией. В 1988 году я впервые приехал на очередной Крымский коллоквиум по этологии и эволюции поведения человека и выступил там с докладом, посвящённым биологическому анализу бюрократических ритуалов. Дебют был успешным, хотя изначально мне пообещали, что если будет скучно, меня просто сбросят с обрыва мыса Меганом, где базировался лагерь коллоквиума, в Чёрное море. Я выжил, а В.П. Самохвалов и первопроходец социобиологического анализа в отечественной психиатрии Виталий Егоров открытым текстом сообщили мне, что мой доклад представляет собой сугубо социобиологическое исследование в чистом виде. Я снова осознал, что если, ничего толком не зная о социобиологии, я интуитивно влился в её русло, значит это тоже ОНО САМОЕ и МОЁ!.. В дальнейшем процентов 80 моих научных исследований были в той или иной степени социобиологическими. Особый интерес у меня вызывала проблема эволюционно стабильных стратегий поведения (ЭССП). Так возникли темы "социобиология этноса", "социобиология миграции", "социобиология адаптации", "социобиология патриотизма", "социобиология утраты", "социобиология танца", наконец, "социобиология психозов".

 

А.В.: Не могли бы Вы сразу объяснить нашим читателям, что такое ЭССП? Это Ваш термин или он пришел к нам с Запада?

 

О.Г.: Вы мне льстите! Конечно, мне было бы приятно быть автором этого классического для социобиологии понятия, но в действительности нам опять "помог Запад". Термин ЭССП ввёл в социобиологический обиход D. Maynard Smith (1). Под эволюционно-стабильными понимают такие стратегии поведения, которые в процессе селективного давления и модификаций несут наибольшие адаптивные преимущества для вида и индивида. Из этого следует, что ЭССП определяется как стратегия, которая, если она будет принята большинством членов данной популяции, не может быть превзойдена никакой альтернативной стратегией (2). Это очень тонкая и важная идея. Её можно выразить и по-иному, сказав, что наилучшая стратегия для данного индивидуума зависит от действий большинства членов популяции. Поскольку популяция состоит из индивидуумов, каждый из которых стремится максимизировать свой собственный успех, единственная стратегия, которая может быть сохранена, однажды возникнув в процессе эволюции, должна быть фиксирована в популяции, несмотря на существование и возникновение  в последующем альтернативных стратегий.  Набор возможных ЭССП весьма ограничен и представлен двумя бинарно-оппозиционными парами: "агональность-кооперация" и "эгоизм-альтруизм" (3-6). Таким образом, для достижения успеха важно, чтобы та или иная ЭССП реализовывалась адекватно ситуации, а не наперекор ей (7), т.е. нужно гибко и адаптивно варьировать ЭССП - вот вам главная премудрость жизни на все времена! Шутка... 

 

А.В.: Можно ли узнать о Вашей будущей докторской диссертации? Я знаю, что она посвящена социобиологии психических заболеваний, а конкретнее шизофрении.

О.Г.: Действительно, рабочее название докторской диссертации, работа над которой должна быть завершена уже к концу текущего года, - "Семиотика и нозология шизофрении в контексте социобиологии". В ней предпринята попытка разрешения более чем столетней дискуссии о нозологическом единстве самого клинически полиморфного психоза. Суть вопроса: является ли шизофрения единой и неделимой болезнью или она представляет собой некую группу минимум из четырёх различных психозов. Рабочая гипотеза заключается в том, во-первых, шизофрения, чья распространённость в любой популяции вне зависимости от её расовой принадлежности стабилизирована на уровне 1% населения, эволюционно целесообразна и в результате натуральной селекции закреплена в антропогенезе с самого его начала; во-вторых, целесообразность персистирования шизофрении обусловлена тем, что каждая из четырёх её клинических форм  маркирует и в утрированном виде (т.н. "внеситуативная гиперритуализация") выпукло демонстрирует социуму  одну из четырёх  гуманизированных (семиотически "очеловеченных") ЭССП, которые в норме должны гибко варьировать и реализовываться в экологически адекватных ситуациях; при этом, поскольку эволюция всегда идёт от патологии к норме (от единичной мутации к её адаптивному тиражированию), становление гуманизированных ЭССП происходило вслед за последовательным возникновением клинических форм шизофрении (поскольку прогресс эволюции связан с увеличением полиморфизма) на соответствующих общеизвестных этапах антропогенеза (Homo habilis, Homo erectus, Homo neanderthalis и Homo sapiens). Разумеется, семиотический анализ форм шизофрении включает в себя исследование их этологического репертуара и интерпретацию смысла поведения больных с той или иной формой болезни. Трансляция поведения больных в ту или иную ЭССП стала возможной только после аналогичного анализа репертуара и смысла нормального поведения - насколько я знаю, ещё никто и никогда подробно не анализировал этологический репертуар здорового человека в конкретных ситуациях, предполагающих реализацию определённой ЭССП (спорт, игровая коммуникация, адаптация к северной зиме, научное творчество). Если это интересно широкой аудитории вашего сайта, я готов предоставить для публикации некоторые материалы на эту тему. 

 

А.В.: Я полагаю, что читателям это будет интересно и мы с нетерпением будем ожидать публикации Ваших работ. Вопрос в продолжение темы с шизофренией. Как по Вашему мнению - психически больные люди (в т.ч. шизофреники), более примативны (т.е. подвержены инстинктивному поведению - термин А. Протопопова), чем здоровые? 

 

О.Г.: Сам термин, при всей его изобретательной каламбурности,  представляется мне не слишком удачным. Во-первых, мы уже отмечали, что психическая патология - это базис эволюции человека и под таким углом зрения представляет собой лишь частный случай психической нормы. Во-вторых, инстинктивное поведение  ещё ярче выражено у амёбы, которая является, так сказать, прапрапрабабушкой всех приматов, включая человека... У психически больных, в особенности, страдающих шизофренией, безусловно присутствуют признаки поведенческого регресса и гиперритуализации в т.ч. инстинктивных форм поведения (кстати, в полной мере присущих и здоровым людям), но именно благодаря тому, что эти невербальные знаки причудливо переплетаются с эволюционно актуальными паттернами, их поведение и, в целом, психическая деятельность содержат абсолютно оригинальную и эволюционно прогрессивную продукцию. Именно поэтому я согласен с той точкой зрения, что "шизофрения - болезнь, которая сделала нас людьми" (8, 9). Полагаю, что эволюция человека будет продолжаться до тех пор, пока в человеческой популяции будут существовать больные шизофренией. 

 

А.В.: Два вопроса, которые мы часто задаем в ходе интервью со специалистами в области этологии. Какова может быть практическая роль этологии в обществе? Где и в чем этологи, исследующие людей, могли бы помочь социуму? Возможна ли такая область как прикладная этология?

 

О.Г.: Этология в принципе является прикладной дисциплиной. Она представляет собой наиболее удобный и адекватный инструмент для исследования сегодняшних биологических механизмов индивидуальной и социальной деятельности живых существ, в т.ч. человека, а также - для выяснения их эволюционного прошлого и предсказания их эволюционного будущего. О "помощи социуму" мы уже с вами говорили: на основе этолого-социобиологических знаний можно научиться, как надо и как не надо себя вести в тех или иных средовых условиях. В более узком аспекте этология давно уже используется как прикладная наука в медицине, например, с её помощью можно предсказать внезапную раннюю смерть изначально казалось бы здорового новорождённого, поставить диагноз глухонемому или иноязычному пациенту и т.п.. С её помощью можно различать правду и ложь, анализировать литературные тексты и произведения изобразительного искусства. В своё время крымскими коллегами был реализован проект "Этология жилища", в рамках которого на основе тщательного анализа индивидуального репертуара невербального поведения клиента создавался архитектурный и дизайнерский проект дома, в котором он мог бы жить с максимальной степенью психологического и физиологического комфорта. В целом, можно утверждать, что на основе анализа невербального поведения человека можно модифицировать и корректировать любые виды его деятельности, т.е. прикладной потенциал этологии поистине безграничен.

 

А.В.: Вы уже дважды упоминали Ваших крымских коллег. Можно поподробнее узнать о Крымском проекте?

 

О.Г.: Конечно, по-настоящему подробно о Крымском проекте смог бы рассказать его идеолог и создатель - В.П. Самохвалов. В начале 80-х годов прошлого века он вместе с другом детства, единомышленником и коллегой по кафедре Александром Александровичем Коробовым отдыхал и одновременно "работал головой" на берегу Казантипского залива. Оба понимали, что следует сосредоточить свои исследовательские усилия на анализе невербального поведения, причём вести исследования нужно "широким фронтом". Тогда и родилась счастливая мысль ежегодно 31.7-4.08 проводить в Крыму научные коллоквиумы, посвящённые результатам текущих исследований в области этологии и эволюции поведения человека в норме и при психических заболеваниях. Было решено, что коллоквиумы будут проходить в палаточном варианте и для всех желающих, которые смогут приезжать с семьями, животными, друзьями и любимыми, самостоятельно обеспечивая себя всем необходимым. Регалии, чины, апломб ты мог смело оставлять дома, потому что на коллоквиуме это никого не интересовало и не  гарантировало свободу от нелицеприятной критики со стороны участников, - приветствовались только свежие идеи. Вопросы всегда задавались сразу после доклада в неограниченном количестве, возможность высказаться предоставлялась всем желающим, которые располагались в свободных позах и одеждах прямо на земле или в море (места проведения коллоквиумов ежегодно чередовались - морское побережье, лесной Крым). Разумеется, научная программа сочеталась с разнообразным отдыхом и неформальным общением. Обсуждения и дебаты нередко затягивались допоздна, а то и до утра. Кроме психиатров, психологов, психотерапевтов, активно участвовали в коллоквиумах биологи, зоологи, антропологи, юристы, математики, художники, нейрофизиологи, филологи, практические врачи различного профиля и т.д.. География коллоквиумов была представлена учёными из России, Украины, Белоруссии, Прибалтики, Германии, Великобритании, США. В разные годы для участия в Крымских коллоквиумах приезжали профессор кафедры антропологии МГУ этолог-приматолог Маргарита Александровна Дерягина (10-12), с которой я имел честь выполнить совместное исследование (13), нынешний заведующий кафедрой детской психиатрии РМАПО Юрий Степанович Шевченко (14), директор Мюнхенского института психиатрии общества Макса Планка Дитлев Плог (15-17), который стремился создать новую классификацию психических расстройств, основанную не на субъективных "клинических метафорах", а на объективных биологических маркерах невербального поведения и ради этого организовал у себя в институте отдел приматологии, - если бы в 1967 году из русского перевода капитального издания "Клиническая психиатрия" не была цензурой изъята большая глава Д. Плога, - практически монография, - посвящённая этологическому методу анализа психической патологии (18), возможно, и отечественная психиатрия, и гуманитарные науки в целом развивались бы в совершенно ином, куда более интересном, направлении и куда более успешно... В Крым приезжали с докладами пионер этологических исследований депрессии Джон Прайс, который с тех пор считает этолого-эволюционное направление приоритетным в современной психиатрии (19, 20); ученик Конрада Лоренца и основоположник этологии человека Иренаус Эйбл-Эбесфельдт (21-23); кстати, полный и до сих пор не опубликованный по нерадивости российских издателей русский перевод его блестящей монографии "Human Ethology" выполнен крымчанами В.П. Самохваловым и В.И Егоровым; "дедушка" социобиологии лорд Гамильтон (24, 25), чьи исследования генетики социального поведения предвосхитили "новый синтез" Эдварда Вильсона (26)... В ходе реализации  "Крымского проекта" было опубликовано множество статей и монографий, защищена целая "обойма" кандидатских и докторских диссертаций (27-46). К великому сожалению, в 2001 году трагически погиб А.А. Коробов, памяти которого в 2002 году был посвящён последний коллоквиум, что фактически обозначило завершение проекта...   

 

А.В. Как Вы считаете стоит ли возродить крымские коллоквиумы? Особенно на фоне роста интереса к этологии и социобиологии в России и СНГ? Кстати, Вы ощущаете этот возросший интерес?

 

О.Г.: Возрождение Крымских коллоквиумов стало бы настоящим праздником для всех, кто прежде был их завсегдатаем, но это вряд ли осуществимо по чисто психологическим мотивам: без А.А. Коробова, с которым всё начиналось, для В.П. Самохвалова они утратили смысл, - теперь это было бы нравственным нонсенсом... Вот если бы взамен завершённого проекта был создан новый, под другим "соусом" да при условии неподдельного интереса и при наличии реальной поддержки со стороны коллег из других регионов, тогда, может быть, что-нибудь и возродилось бы... Я остаюсь сторонником реставрации Крымских форумов и вновь буду обсуждать эту тему с В.П. Самохваловым, с которым нам предстоит в последней декаде июля нынешнего года работать сразу над тремя совместными проектами, в т.ч. связанными с этологией и социобиологией человека.

Обострённого интереса к этим наукам на просторах СНГ я по-прежнему не ощущаю. В упомянутом выше Томском НИИ психического здоровья, провозгласившем в 1997 году этологический метод одним из магистральных в своей научной деятельности с той поры была защищена единственная кандидатская диссертация, посвящённая этологии депрессий (47). Так что вся надежда на ваш сайт!..

 

А.В.: Вопрос Вам как к врачу-психиатру высшей категории и преподавателю курса общей и судебной психиатрии. Почему этологический метод в частности и этологические знания в целом так трудно воспринимаются в научной среде психиатров и психологов? Порой при общении со вполне умными и компетентными специалистами приходится слышать, что "человек не подвержен действию инстинктов", "не стоит примитизировать человеческую личность" и т.д.  Чем Вы это можете объяснить?

 

О.Г.: Ответить на ваш вопрос несложно. Отечественная психология и в значительной степени психиатрия базируются на косно-консервативных позициях замшелого антропоцентризма. Это старинное направление в раннем эволюционизме, в действительности уходящее корнями во вполне фундаменталистский креационизм. Антропоцентрическая модель эволюции представляет собой некую вертикаль, на нижних этажах которой копошатся братья меньшие, а на самом верху на хрустальном троне в "ослепительно белом фраке" восседает Его Величество Человек, Венец Творения, некое богоподобное существо (создан-то по образу и подобию!) - только нимба над головой не хватает!.. Отсюда привычная для антропоцентристов, метастазировавшая в широкий научный обиход и общественное сознание терминология: "низшие" и "высшие" существа. Человек в этой модели упивается собственным величием и совершенством, брезгливо-презрительно (в лучшем случае - снисходительно) поглядывая вниз на своих эволюционных предшественников. Поскольку выше человека только Бог, тупиковый характер такого эволюционизма очевиден, не говоря уже об абсолютной безнравственности подобного взгляда на мир. Кроме того, антропоцентрическая модель эволюции опрометчиво игнорирует одно из основных положений эволюционной теории, согласно которому юные биологические формы являются наименее адаптированными к экологическим стрессорам, т.е. человек, в особенности, те его видоспецифические функции, которыми мы больше всего гордимся (речь, абстрактно-логическое мышление, способность к творческой деятельности и созданию феноменов Культуры), как самый молодой биологический вид оказывается наиболее уязвимым, хрупким и потому далёким от совершенства. В действительности эволюционный процесс идёт не вертикально - от низшего к высшему, а горизонтально - от более простого к более сложному, и в рамках этой модели нет места неоправданной гордыне, взамен которой человек обретает адекватное понимание своего места в происхождении всего живого и его совестливая душа исполнена не высокомерного презрения, но глубокой благодарности всем предкам - от амёбы до гориллы - за огромное число разнообразных адаптивных признаков, которые он получил от них в наследство и бесплатное пользование в уже готовом виде.

Антропоцентризм в нашей стране за годы Советской власти был помножен на присущий коммунистам оголтелый фанатизм и твердолобую ксенофобию. Этология и в ещё большей степени социобиология, вслед за генетикой, физической антропологией, психоанализом получили известный ярлык "продажной девки империализма". Причина такого отношения более чем понятна и коренилась в тексте Конституции страны, 6-я глава которой гласила, что "руководящей и направляющей силой советского общества является Коммунистическая партия СССР" - партия безраздельно узурпировала власть над "винтиком" государственной машины и не желала делиться ни с какими силами Природы, о власти которых над человеком твердили вышеупомянутые "продажные девки". Так что ни о каких биологических механизмах невербального поведения, да ещё в социуме, ни о каких инстинктах, ни о каком бессознательном, влияющем на поведение гражданина СССР, не могло быть и речи - этого не может быть, потому что не может быть никогда!.. Отрицалось (и продолжает отрицаться) влияние даже естественного отбора на человека, хотя никому так и не удалось вразумительно аргументировать любимый постулат советских официантов от науки, согласно которому в эволюции всех остальных животных натуральная селекция играла решающую роль, а в эволюции человека - нет! То есть отечественная антропология, в т.ч. в психолого-психиатрической ипостаси, по своей глубинной сущности антиэволюционна, в то время как этология и социобиология являются инструментами именно эволюционного анализа поведения человека.

 

А.В.: Что же делать, чтобы преодолеть этот "замшелый антропоцентризм" и "антиэволюционизм", особенно у специалистов? Ведь именно они задают тон в познании человека. Как можно ожидать от масс понимания этологических истин (которые, на мой взгляд, сильно облегчают и обогащают жизнь), если этого не понимают сами психологи и психиаторы?

 

О.Г: Радикальные средства мне неизвестны. Нести свой крест и веровать. Если мы с вами уверены, что этология облегчает жизнь, то давайте систематически использовать её - в т.ч. и с этой прагматической целью. Капля камень точит. На смену нынешним ретроградам рано или поздно придут завтрашние свободно и оригинально мыслящие исследователи, которые обязательно используют наработанный нами опыт.

 

А.В.: И последний вопрос: Ваше отношение к появлению сайта "Этология"? Что нравится, то нет, что  следует, на Ваш взгляд, добавить или исправить?

 

О.Г.: Сайт прекрасный. Жаль, что его не было прежде. Быть может, следует добавить иллюстративности и, конечно, расширить раздел "Персоналии", в первую очередь, за счёт крымской популяции, которая уже захватила дальнее зарубежье. И М.А. Дерягину не забудьте - таких больше нет!.. Успеха вам и признания!  

 

А.В.: Большое спасибо за беседу.

________________________________________________________________________

 

Ссылки:

1) Maynard Smith D. (1976) Evolution and  theory of games, American Scientist, 64, 41-45.   
2) Dawkins R (1976). The Selfish Gene. Oxford: Oxford Univ. Press.
3) Axelrod R. (1984) Evolution of Cooperation, New York: Basic Books.
4) Parker G.A. (1984) Evolutionarity stable strategies // Behavioural Ecology: An Evolutinary Approach (eds. J.R. Krebs & N.B. Davies), 2nd edition, Oxford: Blackwell Scientific Publications, P. 62-84.

5) Trivers R.L. (1985) Social Evolution, Menlo Park, Banjamin/Cummings.
6) Самохвалов В.П. (1997) Этология человека: некоторые последствия объективных исследований поведения человека для медицины и антропологии, Таврический Журнал Психиатрии, 1(2), 50-80.

7) Гильбурд О.А. (1999) Социобиология трансклиматических миграций человека, Таврический Журнал Психиатрии, 3(3), 15-17.

8) Crow T.J. (1997) Is schizophrenia the price that Homo sapiens pays for language? Schizophrenia Res., 28, 127-141.

9) Horrobin D.F. (1998) Schizophrenia: the illness that made us human, Med. Hypotheses, 50, 269-288.
10)
Дерягина М.А., Самохвалов В.П., Коробов А.А., Хренников О.В., Васильев С.В. (1995) Половой диморфизм невербального поведения больных шизофренией и шимпанзе, Acta Psychiatrica, Psychologica, Psychoterapeutica et Ethologica Tavrica, V.2, № 3, С. 137-146.
11) Дерягина М.А. (1997) Эволюция поведения приматов (этологический подход к проблемам антропосоциогенеза): Дисс… докт. биол. наук (в виде доклада), М.,  64 с..

12) Дерягина М.А. (1999) Эволюционная антропология: биологические и культурные аспекты. Учебное пособие, М.: Изд-во УРАО, 208 с..

13) Гильбурд О.А., Дерягина М.А. (1998) Особенности этологии народов Севера Западной Сибири // Сб. тез. 1-й Международной конференции "Раса: миф или реальность" (Москва, 7-9 октября 1998 г.), М., С. 39-40.

14) Шевченко Ю.С. (1994) Патологические привычные действия у детей и подростков (клинико-патогенетический и терапевтический аспекты), Дисс. докт. мед. наук, М., 426 с..

15) Ploog D. (1989a) Human neuroethology of emotion, Progress Neuro-Psychopharmacology Biological Psychiatry, 13 (Suppl.): S15-S22

16) Ploog D. (1989б) Psychopathology of emotions in view of neuroethology, In: K.Davison and A.Kerr (eds.), Contemporary Themes in Psychiatry, London: Royal College of Psychiatrists, pp. 441-458.

17) Ploog D. (1992) Ethological foundations of biological psychiatry. Integrative Biological Psychiaty, Eds. H.M.Emrich, M.Wiegand, Berlin-Heidelberg: Springer Verlag, 3-35.

18) Ploog D. (1964) Verhaltensforsching und psychiatrie. Psychiatrie der Gegenwart, Hrsg. H.W.Gruhle, R.Jung, W.Mayer-Gross, M.Muller, Gottingen: Springer Verlag 292-442.

19) Price J.S. (1992) Ethological Psychiatry in Crimea, Psychiatric Bulletin, 16, 658-659.

20) Stevens A., Price J.S. (1996). Evolutionary Psychiatry. A New Beginning. London: Routledge.

21) Eibl-Eibesfeldt I. (1975) Ethology - biology of behaviour, NY: Hol-Rink & Winston.

22) Eibl - Eibesfeldt I. (1979) The biology of peace and war, London: Thames and Hadson.

23) Eibl-Eibesfeldt I (1989). Human Ethology. New York: Aldine de Gruyter.

24) Hamilton W.D. (1964). The genetical theory of social behavior, I.II., J.Theoretical Biol., 7 (1),  1-52.

25) Hamilton W.D. (1978) The evolution of altruistic behavior // Readings in Sociobiology / Ed. by T.H. Clutton-Brok, NY, 31-44.

26) Wilson E.O. (1975). Sociobiology. The New Synthesis. Cambridge, MA: Harvard Univ. Press.

27) Самохвалов В.П. (1984а) Этологический метод и психиатрия (обзор), Журн. невропатологии и психиатрии,  84 (2), 288-293.

28) Самохвалов В.П. (1984б) Оценка типологии невербального поведения в системе реабилитации больных шизофренией // Реабилитация нервно-психически больных, Томск, 147-149.

29) Самохвалов В.П. (1985) Филогенетический принцип в анализе психопатологии шизофрении // Генетические и эволюционные проблемы психиатрии, Новосибирск: Наука, 150-174.

30) Самохвалов В.П. (1989) Клинико-эволюционный анализ манифестных форм шизофрении: Дис. ...докт. мед. наук, Москва.

31) Корнетов А.Н., Самохвалов В.П., Коробов А.А. (1990) Этология в психиатрии, Киев: Здоровь'я.

32) Корнетов Н.А., Строевский В.А. (1990) Морфоэтология и психиатрия // Этология в психиатрии / А.Н. Корнетов, В.П. Самохвалов, А.А. Коробов, Киев: Здоров'я, 158-173.

33) Коробов А.А. (1991) Клинико-этологический метод диагностики психических заболеваний: Дисс. …докт. мед. наук, Москва.

34) (Шраменко С.С.) Schramenko  S.S. (1992) The  typology  of nonverbal behaviour  of  schizophrenics  in  remission  stage // International Conference "Ethology and Evolution of Human Behaiour": Book of Abstract, Simferopol, 25-26.

35) (Егоров В.И.) Egorov V.I. (1992). Kin recognition in the context of schizophrenia, Bull. De Ecologie Ethologie Humaines, 1: 19-25.

36) (Егоров В.И.) Egorov, VI (1992). Gene-culture model of evolution of schizophrenia. Gessellschaft fur humangenetik e.v. 4.Tagung, Mainz. 8-12 April, 383.

37) Клинков В.Н. (1992) Особенности невербального поведения в клинике ранней детской шизофрении: Дис. ...канд. мед. наук, Харьков.

38) Убейконь А.А. (1992) Клиника конечных состояний при злокачественной шизофрении: Дисс. ...канд. мед. наук, Харьков.

39) Хренников О.В. (1992) Типология  агрессивного  поведения // Труды Междунар. конф. "Наука и Душа: возрожденное единство", Симферополь: Изд-во СГУ, 76.

40) Хренников О.В., Кадыров А.Р., Крылов В.С. (1994) Агрессивное поведение: транскультуральный аспект, Aсta Psychiatrica, Psychotheuropevtica, Psychologica et Ethologica Tavrica, 1(1-2), 6-9.

41) Самохвалов В.П. (1994) История души и эволюция помешательства, Сургут: Северный Дом.

42) Вербенко Н.В. (1995) Веpбально-невеpбальные тpансляции психопатологических переживаний при шизофрении: Дис. ... канд. мед. наук, Симферополь.

43) (Егоров В.И.) Egorov V.I. (1998) Schizophrenia and evolutionary approach. ASCAP, 11, 8 (#129), 9-11.

44) Вербенко В.А. (1998) Клиника шизофрении с учетом динамики мозговой организации (нейро-этологический подход): Дис. …канд. мед. наук, Симферополь.

45) Чуманская Е.Л. (2000) Динамика невербального поведения у больных невротическими расстройствами в процессе групповой психотерапии: Дис. …канд. мед. наук, Киев.

46) Самохвалов В.П. (2002) Психиатрическая герменевтика: обоснование направления, Таврический Журнал Психиатрии, 6 (3), 4-10.

47) Ермаков А.В. (2002) Клинико-этологический подход к динамическому изучению рекуррентных депрессивных расстройств: Дис. ...кад. мед. наук, Томск. 

 



2004:07:06