Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года состоялась лекция «Инстинкты человека»

Понравилась ли она Вам? Нужно ли делать другие видео-лекции по теме этологии?

Нам важно ваше мнение.

ПРОСМОТР ЛЕКЦИИ

список лекций


Биология человека. Эволюционный подход. Лекция 6

Лекция шестая. Агрессия.


Конрад Лоренц наблюдая за рыбами, обитающими на коралловых рифах, обратил внимание на то, что эти животные значительную часть жизни проводят в стычках с другими рыбами. При этом подавляющее большинство агрессивных актов было направлено против особей своего вида. То же самое можно отметить и для всех остальных видов животных, включая человека. Мы ежедневно конфликтуем с окружающими людьми, в то время как на представителей другого вида наша злоба изливается крайне редко.
В чем адаптивный смысл такой внутривидовой агрессии? Дело в том, что количество ресурсов, которые необходимы для жизни животного (пища, пространство, половые партнеры и т.п.) ограничено. Каждый организм может получить необходимое для жизни только тогда, когда он сможет удержать это в борьбе с другими особями того же вида, которые обладают сходными потребностями. В этом суть внутривидовой конкуренции, открытой Мальтусом и Дарвином. За счет агрессивных взаимодействий особи одного вида формируют некоторые системы внутривидовых отношений, разнообразие которых очень велико. Назначение этих отношений - снижение конкуренции за ресурсы. Это может достигаться путем равномерного распределения особей в пространстве, когда животные стараются, как можно реже встречаться друг с другом, может быть и, напротив, строго коллективное существование, но с ярко выраженной иерархической структурой. Есть и другие формы внутривидовых отношений.
Мощь внутривидовой агрессии у разных видов - разная. Одни виды более агрессивны, другие - менее. Это связано, во многом, с характером врожденной морали. Явление врожденной морали было открыто этологами при наблюдении за видами, обладающими смертоносным оружием (ядовитыми зубами, мощными клыками, когтями и т.п.). Особи сильно вооруженных видов при агрессивных контактах практически никогда не пускают в ход свое оружие. Два волка, сражаясь друг с другом, обычно не наносят ударов в самые незащищенные места соперника. Ядовитые змеи - никогда не кусают своего партнера по стычке. У всех таких животных существуют врожденные программы поведения, запрещающие убийство собрата. В то же время, особи слабо вооруженных видов имеют слабую врожденную мораль. Так, например, голуби, не обладая мощным клювом или когтями, в стычках друг с другом способны заклевать соперника насмерть (хорошенький символ мира).
Человеку в наследство от других приматов досталась высочайшая агрессивность. Без агрессии социальная жизнь приматов невозможна. При этом человек - животное слабо вооруженное от природы. Поэтому у нас в эволюции не выработались сильные моральные ограничения агрессивных контактов. Убийство человека человеком - явление распространенное.
Поведенческие программы, связанные с агрессией, как и любые другие программы, имеют аппетентную фазу. Агрессия может накапливаться. Человеку, как и другим животным, долгое время не входившим в агрессивные взаимодействия необходимо время от времени разряжать аппетенцию. Если человек живет в комфортных условиях и ресурсов у него в избытке, то он, тем не менее, может время от времени выплескивать агрессию в самых неожиданных случаях. После агрессивной стычки человек чувствует неимоверное облегчение. При этом поводы для скандала могут быть самые разные, зачастую попросту вымышленные.
Подобные разрядки аппетенции хорошо известны людям, выезжающим в длительные экспедиции. Если все течет по плану, все работы проходят успешно, нет внешнего врага, то время от времени между членами экспедиции буквально на пустом месте разгорается война. Я неоднократно наблюдал это, да и сам, временами, попадал в такие же ситуации. Когда ссора закончится и разум вновь заработает, становится понятно, что повод был пустячным, но... Природа берет свое.
Однако в связи с этим, встает вопрос, а почему до сих пор люди не передавили друг друга? Этого не произошло потому, что в эволюции у всех животных выработались механизмы торможения агрессии. Конрад Лоренц, внесший основной вклад в создание теории внутривидовой агрессии, выделяет несколько механизмов погашения.
Первый механизм - это переадресация агрессии. Если силы соперников в стычке неравны, то более слабая особь подчиняется. Однако при этом, она не разрядила своей агрессии и программа все еще находится в аппетентной фазе. Поэтому слабая особь находит еще более слабую и разряжает агрессию на нее. И так далее. Однако разрядку агрессии можно направить и в более безобидное русло. Можно переадресовать злобу на замещающий предмет. Разбить что-нибудь ли тому подобное. В одной из школ я наблюдал очень правильное решение. Там был создан стрелковый кружок. Дети, накопившие за время общения с учителями огромный запас агрессии, на перемене стреляли из винтовок, и было видно насколько спокойнее они после этого становятся.
Второй механизм - это умиротворение. У всех животных есть хорошо развитый язык жестов, поз и мимики, который позволяет сообщить другой особи того же вида о своем состоянии. Люди в этом отношении не исключение. Особенно хорошо понимают этот язык высокопримативные особи и в первую очередь женщины.
В агрессивной стычке, до непосредственного физического контакта особей, происходит довольно долгий обмен сигналами, из которого соперники кое-что узнают друг о друге. Каждая особь стремиться при конфликте показаться крупнее. Животные раздуваются, топорщат шерсть, поднимают хвосты или встают боком к сопернику, демонстрируя наиболее крупный профиль. Человек тоже пытается увеличить свои размеры: например, встав в позу “руки в боки” или выпятив грудь. Как и другие приматы, человек при конфликте (еще до физической стычки) начинает повышать голос и скалить зубы. Очень часто такой демонстрации силы достаточно для того, чтобы конфликт не развивался далее. Особь, чувствующая превосходство соперника, старается его угомонить. Такой человек сразу меняет тон взаимодействия и начинает использовать умиротворяющие сигналы. Он уменьшает свои размеры (наклоняет голову, встает на колени), старается не смотреть в глаза, поскольку у приматов - это признак агрессии, говорит тихим голосом.
Один из врожденных моральных запретов, который существует у человека, - это запрет на нанесение вреда ребенку. Поэтому многие стимулы, характерные для облика ребенка, очень ловко используют женщины для умиротворения разбушевавшегося мужчины. Это, так называемое инфантильное умиротворение. Представительницы слабого пола изображают из себя ребеночка. Они говорят тоненьким голосочком, открывают как можно шире глаза (собственно для увеличения размеров глаз они и используют разнообразную косметику) и говорят какую-нибудь чушь, как это обычно делают дети. Действует железно. Любой нормальный мужчина моментально попадается на эту удочку.
Другой способ умиротворения, который тоже весьма эффективен - это умиротворение через признание низкого иерархического статуса. В социальных группах приматов низший уровень иерархии занимают самки. Поэтому у обезьян, когда более слабый самец понимает, что он проиграл, он начинает умиротворять соперника, изображая из себя самку готовую для спаривания. У этологов есть даже такой термин - поза подставки. Так уж получилось, что у обезьян эта поза связана с демонстрированием зада. Когда более сильный соперник видит зад противника он успокаивается. Раз враг демонстрирует поведение самки, значит - это уже не противник. У человека положение самки, готовой к спариванию, выглядит совершенно иначе, чем у обезьян (почему - это особый разговор, который будет позднее), однако роль зада в умиротворении противника осталась. Когда два мальчишки сорятся и силы их неравны, то более слабый совершает очень характерный поворот и уходит. При этом он не просто демонстрирует зад, но еще и подставляет слабо защищенную спину, что также действует умиротворяюще. Когда взрослые стараются утихомирить разбушевавшегося ребенка, требующего что-то от родителей, ему очень быстро указывают на его иерархический статус путем легкого шлепка по попе. Падение ниц перед сильными мира сего - тоже подразумевает позу, при которой ягодичные бугры находятся выше головы.
Третий метод - это ритуализация агрессии. Если понаблюдать за двумя друзьями, которые не ссорятся друг с другом, а изображают взаиморасположение, то бросится в глаза то, что они постоянно демонстрируют формы поведения, которые очень похожи на агрессивные. Они скалят зубы, издают громкие крики, бьют друг друга. То есть делают все то, что они делали бы, если бы вступили в конфликт. Только это уже дружеское поведение, которое называется смехом и приятельским похлопыванием.
Почему же столь приятные нам жесты так напоминают агрессивные сигналы? Если посмотреть шире, то мы увидим, что большинство поведенческих форм, связанных с радостью, у человека очень напоминает агрессию. Когда легионеры встречали императора, вверх поднимались копья. Когда советские солдаты взяли рейхстаг они свою радость выражали смертоносными выстрелами. Лоренц дал этому великолепное объяснение. Животным слабо вооруженным, которым постоянно грозит опасность, нельзя расслабляться. В любой момент надо суметь включить агрессивные формы поведения. Поэтому именно они и ложатся в основу совершенно других сигналов, имеющих прямо противоположные задачи. Чуть-чуть видоизмененный оскал становится улыбкой, слегка модифицированные вопли - хохотом, а демонстрация оружия - приветствием. Появляется ритуал взаимного умиротворения. Такие ритуалы есть у многих животных. У гусей - это вытягивание шеи и крик, а у человека - смех. Эти ритуалы пронизывают всю нашу жизнь и ритуалы эти - врожденные. Нас никто не учит улыбаться человеку, с которым мы не хотим поссориться.
Баланс агрессии и ее торможения делает группу социальных животных стабильной. Однако ресурсов на всех в равном количестве не хватит. Поэтому агрессивные контакты между особями одной группы выполняют еще одну важную функцию - они приводят к построению иерархической пирамиды.
Если подсчитать количество взаимных нападений, которые совершают петухи, живущие в одном загоне, то станет очевидным, что есть особи, которые часто клюют других петухов, а на них покушаются редко. И, напротив, - есть птицы, которых все клюют, а они практически не отвечают. Всех птиц этой группы можно упорядочить по этому признаку. Положение в этом упорядоченном ряду называют порядком клевания. Первое место занимает особь, легко входящая в агрессивные стычки и легко их выдерживающая, ее называют альфой. Альфа имеет самый высокий в группе врожденный ранговый потенциал. Следующая за ней бета имеет чуть более низкий ранговый потенциал. И так далее.
Порядок клевания очень хорошо выражен и у приматов, особенно у павианов. Вот как у них организовано стадо. За счет того, что разные особи обладают разными ранговыми потенциалами возникает иерархическая пирамида, на вершине которой находятся самые высокоранговые обезьяны. У приматов это всегда самцы. Количество самцов-доминантов невелико - это те особи, которые имеют практически равные ранговые потенциалы и не уступят друг другу. Они постоянно демонстрируют друг другу ритуализованные формы погашения агрессии, но время от времени у них вспыхивают стычки, после которых самцы-доминанты чувствуют себя очень растерянно. Этот конфликт им не нужен, так как они точно знают, что друг другу не уступят, но аппетенция требует разрядки. Самцы-доминанты подчиняют себе остальных особей стада, обладающих меньшим ранговым потенциалом. Самую низкую ступень в иерархии занимают самки и детеныши.
Общество людей построено по тем же принципам. Во главе всегда стоят мужчины. Как бы ни хотелось женщинам верить в красивые сказки о матриархате, этого периода в истории человечества не было и не могло быть, поскольку у людей нет поведенческих программ, обслуживающих такую форму организации общества. Те примеры матриархата, которые мы видим у некоторых отсталых от мирового прогресса племен - это социальные уродства, благодаря которым эти племена и стали отсталыми. Да, конечно, можно встретить у людей и высокопоставленных особ женского пола. Однако в большинстве случаев они лишь являются символами власти, а реально управляют мужчины. Впрочем, бывают и редкие исключения. Но стать это нормой не может, по крайней мере, в течение ближайших геологических периодов.
Иерархическое сложение человеческого общество формируется спонтанно. Это можно наблюдать и в детских группах и в армейских подразделениях. Везде. Всегда находится один или несколько мужчин-доминантов, окруженных толпой мужчин бета (субдоминантов). Всегда находятся в обществе и подонки - изгои, особи, занимающие самое дно пирамиды (даже ниже женщин и детей).
Адаптивный смысл иерархии имеет массу аспектов. Два из них - самые главные. Во-первых, иерархически устроенное общество легко управляемое. В таком обществе проще организовать оборону и нападение. Во-вторых, в таком обществе можно осуществить систему распределения ресурсов. В результате этого ограниченные блага достаются всем, но, разумеется, в разном количестве. Мужчины рвутся во власть именно за этим. Контроль за распределением ресурсов - это залог того, что тебе самому (твоим генам) кое-что перепадет. Это врожденная форма поведения и ничего с этим не поделаешь. Чиновник-хапуга - это не исключение, а обезьянья норма.
Сплоченная, иерархически организованная группа (у людей это, в частном случае, называется государством) очень бережно охраняет свои ресурсы, сосредоточенные на территории, контролируемой этой группой. Любое покушение на эти ресурсы со стороны других групп того же вида моментально включает агрессию. Более того, особь, не принадлежащая данной группе, воспринимается, не просто как враг, но как особь другого вида, на которую не распространяются, пусть даже слабые, моральные запреты на убийство. Эта доставшаяся нам от предков программа носит название ксенофобии. Она сидит во всех людях и особенно ярко эта программа начинает работать, когда ресурсов недостаточно. Эти обезьяньи программы неистребимы. Но, только надо всегда помнить, что человек - он Человек разумный. Примативные формы поведения мы можем и должны пропускать через рассудок. И всякий раз, когда в жизненных неурядицах захочется обвинить евреев, кавказцев или негров, нужно включить мозги и увидеть, что из нас полезла отвратительная обезьяна с красным задом и коричневыми клыками.
Агрессия и основанное на ней иерархическое сложение общества преследуют нас везде. Эти отношения играют огромную роль даже в таких возвышенных явлениях, как любовь и семья. О брачных отношениях человека мы и поговорим в следующей лекции.

Литература: 9, 12, 20



2004:12:07