Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

список интервью


Интервью А. Протопопова журналу "Историческая психология и социология истории".
А. И. Протопопов

В конце прошлого года в издательстве Дани АлмаС вышла научно-популярная книга двух российских этологов Анатолия Протопопова и Алексея Вязовского – «Инстинкты человека. Попытка описания и классификации».   Редакция журнала ИПСИ решала взять интервью у одного из авторов – редактора научного интернет-портала Этология.ру Анатолия Протопопова.

 

 

 

- Анатолий Ильич, что стало причиной появления книги Инстинкты человека? Что вас с соавтором заставило, что называется, «взяться за перо»?

Что заставило? Что касается Протопопова, то его заставил Вязовский. Долго уламывал, и наконец уломал...Ну а если серьёзно, то заставили многочисленные письма авторам, с не менее многочисленными вопросами о том, "Где можно посмотреть табличку, где перечислены все инстинкты человека". Было даже несколько предложений собственных классификационных схем, по большей части совершенно неудовлетворительных. Это означало, что интерес к теме есть, и его есть смысл попытаться удовлетворить. К тому же, авторы видели крайний дефицит русскоязычно литературы по врождённому поведению человека, который однозначно нуждается в заполнении. Ведь научно-популярных книг по этологии человека и эволюционной психологии в России очень мало (Бутовская, несколько переводов Десмонда Морриса, Дольник,   учебник Палмеров, да двухтомник Маркова, где собственно биологическим корням человеческого поведения посвящен только второй том – вот собственно и все). До сих пор на русский язык не переведен канонический  труд по этологии человека «Human ethology» Ирениуса Эйбл-Эйбесфельдта, труды Дэвида  Басса и проч. С социобиологией все еще хуже – отечественные читатели практически не знают таких имен как Уилсон, Триверс, Гамильтон. Давно (аж с 1993 года!) не переиздавался Эгоистичный ген Докинза (хорошо хоть что его Расширенный фенотип выпустили недавно).  Своей книгой мы хотим побудить интерес читателей к наследственным особенностям поведения человека, а также вызвать дискуссию в среде специалистов, которым книга была презентована в Москве, Новосибирске, Харькове, Сургуте, Праге…

- О чем ваша книга? Можно ли сформулировать основные идеи, что называется «в двух словах». Как именно вы построили классификацию инстинктов человека?

Основная идея книги - это идея "срочности поведения"; вернее идея о том, что любое живое существо, включая, по-большому счёту, человека, стремится в своей жизни к сиюминутным, "краткосрочным" целям. Зарезать курицу, несущую золотые яйца, и сожрать; всё, ты сыт, краткосрочная цель достигнута. Осознавать и достигать долгосрочные цели очень трудно. Неразумное (и даже относительно разумное, такое, как человек) существо, может следовать долгосрочным стратегиям поведения лишь посредством инстинктов - неосознаваемых рассудком поведенческих стремлений, вырабатываемых в течение миллионов поколений. Этот путь несовершенен и неточен, но альтернативой ему может быть только очень мощный рассудок, такой, какой даже у людей встречается не сплошь и рядом.

- Многие специалисты (особенно в психологии) вообще отрицают существование инстинктов у человека. В том числе, кстати, такие известные этологи как Панов, Фридман... Зачем вы решили вернуть этот термин в научный оборот и что позволяет вам утверждать, что у человека есть сложные врожденные паттерны поведения? Ведь даже классик этологии, Нобелевский лауреат – Конрад Лоренц отказался от понятия инстинкта. Вот что он пишет в своей книги Агрессия так называемое зло: «…Активность организма, которую можно назвать по ее функции -- питание, размножение или даже самосохранение, -- конечно же, никогда не бывает результатом лишь одной-единственной причины или одного-единственного побуждения. Поэтому ценность таких понятий, как "инстинкт размножения" или "инстинкт самосохранения", столь же ничтожна, сколько ничтожна была бы ценность понятия некоей особой "автомобильной силы", которое я мог бы с таким же правом ввести для объяснения того факта, что моя старая добрая машина все еще ездит»

Что позволяет нам это утверждать? Ну во-первых, знакомство с мировыми достижениями в этой сфере, а во-вторых, личные наблюдения за Homo sapiens "в его естественной среде обитания". Как вы заметили, мы уже во вступительной части подчёркиваем, что наша трактовка инстинктов обладает некоторыми особенностями, отличающими от трактовки классиков этологии. Это не жёсткая последовательность движений, как у, скажем, насекомых, а именно склонность и предрасположенность. Впрочем, по своей мощности нередко не уступающая классическим инстинктам насекомых. Действительно, Лоренц был прав - человеком движут сразу много мотивов; их композиция даёт неисчислимое множество вариантов, и рассматривать каждый из этих вариантов бессмысленно и физически невозможно. Но это не делает задачу расчленения итогового поведения на отдельные мотивы (инстинкты) бессмысленной и невозможной. Математики же не пасуют перед задачей исследования какого-нибудь вектора в десятимерном пространстве, и вполне по-деловому раскладывают его на проекции в каждом из 10 измерений. Определив же все эти проекции, мы можем гораздо лучше понимать, что есть что.

- Какие ваши дальнейшие планы. Стоит ли ждать новых книг по этологии человека?

Есть планы по созданию интернет-энциклопедии инстинктов человека на базе открытого кода Википедии, но пока об этом преждевременно рассказывать.

- Спасибо.



2012:05:28