Поиск по сайту




Пишите нам: info@ethology.ru

Follow etholog on Twitter

Система Orphus

Новости
Библиотека
Видео
Разное
Кросс-культурный метод
Старые форумы
Рекомендуем
Не в тему

18 февраля 2019 года состоялась лекция «Инстинкты человека»

Понравилась ли она Вам? Нужно ли делать другие видео-лекции по теме этологии?

Нам важно ваше мнение.

ПРОСМОТР ЛЕКЦИИ

список статей


Новые этологические сказки

 

                                           Сказка про Куру

Жила-была на свете мама Кура. Было у нее два сына – Курята. Один Курят занимался зоопсихологией, а другой – бихевиоризмом. На протяжении всей жизни они спорили между собой по поводу наличия психики у животных. К единому решению они так и не пришли, но наказали своим сыновьям  продолжать спор.

Сыновья Курята были умные. После того, как они провели множество опытов и исследований, они решили, что к единому решению не придут. Так настал мир в большом семействе мамы Куры.

Курята жили – жили и решили заняться тем, что было очень интересным. Как-то утром Первый Курят пошел развлекать своего питомца. Это была самая умная собака в их городке – так решил Курят после нескольких тренировок. Дело заключалось в следующем: его собака Лори очень быстро освоила много упражнений: она начинала танцевать по свистку, лежала на спине кусочка мяса и много чего еще. Но самое главное то, что она никогда не уставала. Первый Курят очень радовался и пошел поговорить со Вторым о том, что они вместе будут расшифровывать загадки таких существ, как собаки.

Они пошли в МГППУ и набрали много книжек, но руководствовались учебником Зориной и Полетаевой. Благодаря Лоренцу, они узнали, что для каждого поведения есть своя   энергия, которая пополняется, что существует поисковое поведение,  завершающий акт которого есть комплекс фиксированных действий. Они узнали, что научение происходит благодаря им, а Первый Курят думал, что Лори все понимает, как человек.

А не забывает собака упражнение из-за привыкания и условных сигналов, вследствие которых возникает условный рефлекс. Первый, когда дрессировал Лори, кушал и давал ей еду, а теперь он понял, что еда была подкреплением. Чисто случайно это подкрепление давалось во время действия, а величина была в один глоток животного (просто Курят боялся, что собака подавится!).

И решили братья- Курята устроить Лори большой куш. Теперь они были умные и решили продолжать дрессировку. Действовали они по правилу выработки, и все у них получалось, они не совершали ошибок, и вскоре у Лори было много медалей, и она стала самой известной собакой – ее даже сняли в сериале, но там ее назвали Лесси.

На старости лет братья- Курята совсем перестали видеться. Первый занимался латентным обучением – он проводил опыты с крысами и хомяками. Он пришел к выводу, что у них формируется когнитивная карта лабиринта. На досуге он влекался книжками о памяти, хотя в силу своей старости многое забывал.

Второй пошел дальше, ему было неудержимо интересно мышление животных. Он проводил опыты с экстраполяцией, со способностью животных оперировать эмпирической размерностью фигур и  определению перемещения объекта в пространстве. Он изучал мышление животных путем рассмотрения орудийной деятельности, способности к счету и изучения языков посредников. Здесь ему помогала обезьянка  Маки. Она соединяла палки и доставала бананы, палкой доставала из трубы игрушки, строила пирамиды из коробок и многое другое. И тут Курят задумался, почему Маки причесывается у зеркала, а собака Лори всегда лаяла на свое отражение. Он пришел к выводу, что способность к самоузнаванию есть только у человека, обезьян и дельфинов.

Маки очень любила Курята и никому кроме него не доверяла, она даже использовала преднамеренную ложь с незнакомыми гостями.

«Но в чем же тогда разница между человеком и обезьяной?» - задумался Курят. «Ну да, конечно, дело в речи! Ее нет у обезьян, потому что их гортань устроена так, что не пропускает человеческие звуки, а еще обезьяна может только улавливать эмпирические законы окружающей среды (1-я сигнальная система), а человек может их еще и создавать(2-я сигнальная система)! Обезьяны – самые близкие к человеку из таксономических групп. Следовательно, усложнение рассудочной деятельности возможно за счет увеличения числа эмпирических законов, которыми могут оперировать животные, и поэтому мышление существует у птиц, низших млекопитающих, приматов и человека».

Как и следовало ожидать, семейство мамы Куры очень разбогатело и стало известным. Теперь с самого рождения ее потомки и все родственники знали, что такое импринтинг и как он действует. Теперь всем было понятно, почему собаки живут с собаками, а курята с курятами; все знали классификацию поведения, знали, что и когда надо делать. Это, конечно, им помогло, но и без этого они вырастили бы потомство, но, может, не стали бы настоящими семьянинами.

Курята – это самая добрая и трудолюбивая семья. С помощью зоопсихологии они объединились на многие года. И даже новорожденный Курлят будет в будущем заниматься тем же самым.

                                                                            Яна Кондакова 

 

 

 

                                       Сказка про бегемота

Бегемот был котом образованным. Он не знал, почему назван именем одно из булгаковских персонажей. Да, он кот, да, - черный, но вовсе не такой огромный.

Более огромными были его познания, приобретенные в течение его хоть пока и недолгой, но насыщенной жизни. И сейчас, сидя на дереве и наблюдая за падающими листьями, он презирал последователей школы антропопсихизма.

Каких нервов стоили те часы, проведенные на лекциях в университете (в котором он живет как раз недалеко от буфета), когда он, задремав на стуле в аудитории, вдруг услышал столько возмутительного от лектора, вещавшего студентам о том, как издеваются над животными, называя это исследованиями или экспериментами! Кто же мог подумать, что первый раз увиденная им мама- кошка и первые познания о мире – лишь механизмы импринтинга; что он не мог в первый раз слезть с дерева, потому что это не было поведением, основанным на генетической программе!

Но теперь он был котом образованным и, зная, что когда в очередной раз буфетчица будет приучать его к чему-либо, он должен ждать подкрепление (и притом, желательно, положительное). Но, конечно, не всегда условия процесса выработки поведения были идеальными. К примеру, когда человек пять пытаются одновременно научить тебя чему-либо, при этом пичкая едой, явно превышающей 1/4 дневного рациона!

Но Бегемот не жаловался. Все же это гораздо лучше, чем то, что испытали на себе собаки Павлова. Никогда не хотел бы стать жертвой обучения путем формирования классических условных рефлексов!

Бегемот не раз проверил существование у себя разумной деятельности. У него хорошо была развита способность к определению направления перемещения объекта в пространстве и к экстраполяции. Например, определение направления полета птицы стоило небольших усилий, когда крылатое создание то появлялось, то исчезало среди многочисленных многоэтажных домов.

И все же, все приходит с опытом, методом проб и ошибок (как считали бихевиористы)… И теперь, сидя на дереве, кот Бегемот наблюдал за мяукающим котенком, который никак не мог слезть с желтого клена. «Ничего, все будет!» - подумал Бегемот про себя, спрыгнул с дерева и побежал в университет – пора обедать.

                                                                    Полина Абрамкина 

 

                                                 * * *

"Вот так", - подумал он, окончательно освободившись от сдавливавшей его скорлупы. А мог ли он так думать? Мог ли он думать вообще? "Мышление – способность животных улавливать эмпирические законы, связывающие предметы и явления внешнего мира", - чуть позже прочитал малыш на старом, порванном куске бумаги. Цыпленок шире открыл глаза и с удивлением обнаружил, что подобных записок вокруг него лежит много. "Мышление, конечно же, у меня есть!" - уже гордо и уверенно пропищал он. "Самоуверенный, слишком самоуверенный", – ласково пробормотал отец. "У нас даже не обнаружена способность к экстраполяции", – уже ворчливо и недовольно сообщил он жене. "Подумаешь", - проворковала она, очищая свои перышки от крупинок грязи и песка. "Вот так, гигиеническое поведение превыше всего, а я, значит, у нас отвечаю за оборонительное, кормовое…" – ворчание старого петуха медленно перерастало в сонное похрапывание. Малыш же тем временем запечатлял образа своих родителей, и это позволит ему в будущем спариваться с особями только своего пола, вырастить свое здоровое потомство и распознать членов своей многочисленной семьи.

 Яркий свет. Скрип. Малыш съежился от страха, мгновение, и чья-то большая мохнатая ручища высыпает рядом с гнездом золотистые зернышки и крошки хлеба. Робко и испуганно цыпленок подходит к предложенному угощению. Ему, крошке, не известно, что таким образом у него формируется первый в его жизни условный рефлекс. И спустя месяц он уже не будет прятаться от непривычного яркого света, а человеческая рука перестанет казаться мохнатой и устрашающей.

            Уже сейчас малыш знал, каким он хочет стать: он с гордостью посмотрел на спящего отца и также деловито изогнул шейку. Подражание – вот что лежало в основе его обучения. Он внимательно следил за каждым движением петуха и запоминал все мельчайшие детали. Чуть позже он с успехом использует эту информацию, которая при усердных повторениях включается в систему ассоциативных связей. И пусть этот крошка никогда бы не смог выделить собственное "Я" из окружающего мира, пусть его никогда не научат языку-посреднику, он гордо пропищал, довольный уже тем, что родился. Он пропищал так уверенно и точно, что получилось обычное русское слово, а обрадованная хозяйка схватила малыша и побежала показывать подруге. Что же, пусть думает, что цыпленок умеет говорить, мы-то знаем правило экономии Моргана... Наседка, тем временем, довольная своим "миленьким" первенцем уселась на огромное пластмассовое яйцо в надежде получить курочку. Так сработал сверхоптимальный стимул. Видимо, сестренка появится не скоро.

            "Везде жизнь, везде ее законы", - подумал малыш, с радостью провожая свой первый день.

                                                                                     Инна Семененко

                                                   * * *

            Однажды Вовочка рассматривал себя в зеркало и рассуждал о том, что он может выделить собственное "я" из окружающего мира. И призадумался Вовочка: "А что же там за зеркалом, просто ли отражение?" И вдруг все засияло вокруг, засверкало так, что Вовочка перестал что-либо видеть. Только голос говорит откуда-то: "Я - фея Гэлон, а ты, Вовочка, слишком любопытный, сейчас ты поплатишься за  свое любопытство". Тут все перестало сверкать, и Вовочка снова увидел зеркало, только в нем отражалась обезьяна. Но Вовочку это ничуть не смутило, словно он всю жизнь свою был обезьяной. Волновало его лишь то, что на его лице были какие-то отметки. Только он стал их ощупывать, как все снова засверкало (только голоса на этот раз не было). Очнулся Вовочка рыбой. Смотрит он в зеркало и видит, что перед ним этот ненавистный краснобрюхий сосед Колюшка. Тут все у Вовочки внутри закипело, словно кто-то говорит ему: "Стимул, стимул…" Только Вовочка собрался накинуться на своего соперника, снова все засияло. На этот раз очнулся Вовочка птицей. Видит он в зеркале достаточно симпатичную птичку. Подумал Вовочка, что с той птичкой нужно наладить деловые отношения, войти в контакт, но все засияло вновь. Эти сияния порядком надоели Вовочке, и он решил, что на этот раз он обязательно должен успеть сделать хоть что-нибудь. Очнулся Вовочка слоном и, конечно, увидел другого слона. "Решено, - подумал Вовочка, - иду к нему". И пошел Вовочка, пошел в зазеркалье. В зазеркалье оказалось очень красиво, но Вовочка с трудом узнал себя в зеркале, так как он был нечто такое, что включало в себя почти всех представителей животных. Не успел Вовочка осмотреться, подходят к нему дяденьки. Один из них представился: "Волшебник Крушинский, - и говорит, - Сейчас, Вовочка, мы будем с тобой играть". Только он это сказал, как перед Вовочкой появилась ширма с "дыркой", с одной стороны стоит тарелочка с мороженым, а с другой – пустая. "Волшебник Крушинский готового решения не предоставил, а мороженное, кажется, начинает таять… Необходимо действовать!" - так думал Вовочка. А Крушинский шепчет своим друзьям: "Мышление, мышление…" И тут Вовочка стал улавливать что-то, что показалось ему эмпирическим законом. Он решил воспользоваться этим эмпирическим законом, и когда ширма стала раздвигаться, пошел за тарелкой с мороженным. Съел Вовочка это вкусное мороженное, а Крушинский похлопал его по плечу и говорит: "Теперь ты способен к экстраполяции". Вовочка, правда, не особо понял, что это значит, а тем временем его поджидала другая игра. Перед Вовочкой стояли некие предметы: объемный куб с вкусным мороженным и плоский квадрат, все на ножках. Тут Вовочка понял, что на этот раз ему предстоит более сложная задача. Вырвал Вовочка из себя те части, которые явно мешали ему справиться с задачей, оставил обезьян, собак и врановых птиц. Опять выбрал куб с мороженным и был счастлив. Крушинский снова подозвал Вовочку и сказал: "Теперь, Вовочка, ты способен к оперированию размерностью фигур", - и предложил ему последнюю игру. Игра напоминала "наперсток", только вот предмет перемещался в определенной последовательности. Оставил Вовочка себя в обезьяньем обличии и решил эту задачу.

            Тут подходит к Вовочке друг Крушинского, оказалось, его зовут Волшебник Бирн, и говорит: "Мало того, Вовочка, что ты извлекаешь знания из взаимодействия со средой и сородичами, ты еще и используешь их для организации эффективного поведения, как в знакомых, так и в новых ситуациях. Теперь осталось выяснить, как ты можешь соединить отдельные знания для создания программы нового действия, и можешь ли ты прибегать к когнитивным процессам при решении новой задачи".

            Но, к сожалению, в этот момент Вовочка проснулся. А ему так хотелось подольше побывать в сказке!..

         

Митяшко М.

  

                           Сказ про деревню Гештальтово

В далекой деревне Гештальтово происходили странные вещи. Вот один из этих случаев.

            Жили-были старик со старухой. Детей у них никогда не было. И вот, старуха на старости лет захотела о ком-то позаботиться. Сказала об этом деду, и тот согласился.  Старуха улыбнулась и пошла на кухню детей "делать". Немного подумав, поскребла по сусеку, и из того, что было, слепила  заготовку, положила в печь и пошла с дедом спать.

            Наутро, проснувшись, они пошли на кухню, открыли заслонку печи и охнули: перед ними сидело непонятное существо шаровидной формы и хлопало глазами. "О, Лоренц! – воскликнул старик, - Да кто это? У него наверняка одни тропизмы да таксисы!" "Ты что? – осекла его старуха, - Посмотри в эти глаза! В них видна сплошная рассудочная деятельность". Тут существо отрывисто, но внятно произнесло: "Это-это-этология!" "О, Лоренц! Не зря я тебя молила, - разрыдалась старуха, - Как назовем?" "Предлагаю назвать Тимбер", - сказал старик.

            В следующие 10 часов они старались находиться поблизости от "ребенка", давая успешно завершиться импринтингу. Они мыли его, играли с ним, кормили его. Ел он с аппетитом, акитвно проявляя оба этапа кормового поведения: как "голод – поиск еды" на тарелке, так и поглощение пищи.

            Кто о чем, а грязный о бане: на возгласы о кормовом поведении старику вспомнилась молодость и старый добрый флот. (У него было хорошо развито ассоциативное мышление.)

            Позже Тимбер многим еще удивлял родителей: своими индивидуальным и индивидуальным поведениями.

            Поначалу дед даже немного побаивался Тимбера, но потом поразмышлял и решил действовать согласно методологическим установкам этологии: понаблюдал, посравнивал и решил, что все-таки лучше работать с дикими видами, а не с одомашненными. Интереснее. Действительно полюбил старик Тимбера тогда, когда смоделировал для него специальную кровать, предотвращающую укатывание любимого сына, типа КФД, что означает – кровать, фиксирующая детей. Через 5 лет, скажу, забегая вперед, он получил премию за изобретение.

            Тимбер рос, чтил зоологическую и физиологическую традиции и учился.

            Прошло много лет. Тимбер вырос и захотел получить высшее образование. А что? Родители дали ему начальное- пециальное зоопсихологическое образование, конечно, домашнее, но очень крепкое.

            Надежды оправдались, Тимберу удалось поступить в престижный МЗУ:  Международный зоологический университет, точнее в гештальтовское его отделение.

            Ну что ж, будем надеяться, что Тимберу удастся увеличить число оперируемых им эмпирических законов и проявить " настоящую" рассудочную деятельность.

           

Федосеев П.

 

 

                               Невероятные приключения Чи-Чи

 

     Жила-была обезьянка Чи-Чи…

     В момент ее рождения по Африке проходила группа этологов, изучающих поведение животных в их естественной среде обитания. Повезло Чи-Чи или нет, неизвестно, но у нее произошел импринтинг на эту группу, и с тех пор она считала этологов своими родителями, а себя – человеком.

     Вскоре ученые отправились дальше, а обезьянка бежала за ними, бежала и бежала до тех пор, пока группа не пришла в деревню к людям. Там любознательные этологи ставили опыты с ширмой на курицах, но птицы не могли определить, где находится пища. Зато эту задачу превосходно решали врановые, и, как вы догадываетесь, отбирали пищу у бедных курочек. Обезьянке стало до того их жалко, что у нее произошел ее первый инсайт, и она схватила курицу и перенесла ее к кормушке (она ведь была способна к экстраполяции). Заметив это, этологи обезьянку покормили и погладили по головке, а затем повторили опыт, и результат оказался тем же. У обезьянки произошел процесс выработки, и она осознала свое назначение в жизни – помогать животным, стоящим на низшей стадии развития. Она самозабвенно старалась облегчить жизнь птицам, определяя объемные кормушки и  угадывая, под каким колпаком находится пища, мешая проведению опытов. Ведь она была способна, во-первых, оперировать эмпирической размерностью фигур, а во-вторых, перемещать объекты в пространстве! Она выучила язык-посредник и осталась жить с людьми...

                                                                Сергей Котельников 

 

 

                                             Сказка о Волке и Овечке

 

     Однажды случилось так, что первым существом, которого увидела маленькая новорожденная овечка, стал Волк, и так как в этот момент у крошки произошел импринтинг – запечатление привязанности – Овечка запомнила Волка как свою маму. А Волк, в свою очередь, ощутив весь груз свалившейся на него ответственности и выделив свое «Я» из окружающего мира, решил, что не поступит, как любой другой волк, и воспитает Овечку умной и сообразительной овцой.

      Начал волк с того, что помог осуществлению у Овечки полового импринтинга и познакомил ее с особями ее вида. Затем папаша проверил у нее способность к экстраполяции, учитывая критерии рассудочной деятельности, выделенные Крушинским.

Для этого он вспомнил эксперимент с  ширмой и перемещающейся за ней тарелкой с пищей. Когда ширма  раздвигалась, Овечка бежала в ту сторону,  где располагалась тарелка с овсом. Далее Волк выявил у дочурки способность к определению перемещения объекта в пространстве на опыте со стаканчиками. Овечка прослеживала последовательность изменения места оных и угадывала, где в следующий раз окажется пища. И еще заботливый отец установил способность дочери оперировать эмпирической размерностью структур.

     Затем Волк попытался вызвать у Овечки привыкание к тому, что она должна жить вместе с особями своего вида в хлеву. Однако Овечка уже настолько привыкла к Волку, что не хотела уходить, и тогда пришлось выработать у нее условный рефлекс. Волк позвал своих друзей (других волков) и начал работу. Как только Овечка видела Волка, ей подавался сигнал – током в копытца… Так она поняла, что ее семья – это овцы, а когда видишь Волка нужно бежать что есть сил.

                                                                 Светлана Полецкая 

 

 

                                         Над рекой в осиннике

       В некотором царстве, некотором государстве жил-был бобер Бора. Жил, не тужил в своей бобровой хатке. Однажды утром, когда солнышко еще не сильно припекало, бобер сидел на берегу реки и задумчиво глодал ветки молодой осины. Выделяя свое «я» из окружающего мира и находясь в прекрасном расположении духа, он насвистывал веселую песенку:

Я – бобер да  я умен!

      Среди бобров я – барон!

    

      Отодрав от ветки новую полосу коры и тщательно размолов ее своими крепкими зубами, бобер подумал: «Хорошая вещь – самосознание!». Да, действительно, Бора прекрасно отличал субъект от объекта. Отправив очередную порцию коры в желудок, он взглянул на свое отражение в воде и с удовольствием отметил, что сегодня выглядит вполне свежим и отдохнувшим. Гладкая шерстка лоснилась и блестела на солнце. Бора гордился своей внешностью и тщательно ухаживал за собой, никогда не упускал случая задрать хвост перед соплеменниками. Те были способны к эмпатии, поэтому Бору уважали, видя обширность его знаний и другие положительные качества. Самочки откровенно симпатизировали ему: демонстрируя свои сильные молодые тела, они вальяжно прохаживались неподалеку. Проще говоря, по отношению к Боре их поведение было в основном репродуктивным.

      А наш бобер тем временем погрузился в размышления, воспринимая и улавливая эмпирические законы окружающего мира. «Сogito ergo sum» - подумал он и тут же перенес и тут же перенес умную мысль из кратковременной памяти  в долгосрочную путем консолидации. Для этого он повторил фразу несколько раз (про себя, чтобы бобрихи не сочли его умалишенным) и включил ее в некоторые ассоциативные связи. Бобрихи в отличие от Боры латыни не знали, она для них была просто tabula rasa. Бора сам не помнил, откуда знает латынь. Иконическая память у него была неплохо развита, но приобретение навыков латыни от Боры как-то ускользнуло.

     Закончив трапезу, он неторопливо направился в свою хатку, запомнив местоположение вкусной, почти не обглоданной осины. У бобра в голове существовала целая когнитивная карта местности, и стратегия поиска пищи у него была аллоцентрическая.

     Недалеко от хатки лежала дохлая выдра. Бобры и выдры – заклятые враги, поэтому Бора сначала побаивался тушки, чувствуя ненавистный запах, но потом произошло привыкание – заметив, что выдра который день уже не двигается с места, он перестал бояться. Реакция ослабла при повторном предъявлении раздражителя.

     Вечером того же дня, бобр вновь отправился в осинник, чтобы поужинать и встретиться со своим другом Хомяком. Выбравшись на опушку, где друзья договорились о встрече, Бора обнаружил, что все пространство заполняют непонятные предметы. Это был мусор, оставленный туристами после пикника. Хомяка на опушке не было. Как бобер ни напрягал извилины, он не мог понять назначение полиэтиленовых пакетов, пустых стеклянных бутылок и других валявшихся предметов. Попытавшись глодать каждый из предметов по аналогии с ветками осины, он понял, что бутылки твердые, пакеты застревают в зубах, кусок хлеба же ему просто не понравился, а от сигаретного окурка бобра чуть не стошнило. Бобер занес в долговременную память все ощущения.

Хомяк не пришел, понять предназначение предметов Бора не смог… немного расстроившись, он подумал:

- Это просто какой-то «пикник на обочине»! – и отправился домой спать-почивать.

Тут и сказке конец, а кто не понял – тот глупец.

 

                  Ерохина А.В.



2005:04:25